суббота, 24 марта 2012 г.

Бодо Шефер "Money или Азбука денег" ч.1




Успеха и благосостояния можно достигнуть
играючи
Посвящается Джессике, Мигелю и Марлон

Немного найдется людей, которые не хотели бы разбогатеть. Но
некоторые осознают это желание отчетливее, чем большинство. Другие
притворяются, что хотели бы быть богатыми лишь в определенных
ситуациях. Но в конечном счете все хотят быть счастливее, успешнее
и — чтобы у них было больше денег.
В этом желании нет ничего предосудительного. Ведь быть состоятельным
— наше право от рождения. Человек, у которого достаточно
денег, сам живет лучше и может принести больше пользы себе и другим.






Оглавление
Предисловие ........................................................................................... 4
Белый Лабрадор ................................................................................... 11
Копилки мечты и альбом мечты.........................................................17
Дэрил — мальчик, который много зарабатывает .............................24
Как моему кузену удается много зарабатывать ................................ 31
Прежний хозяин Мани ........................................................................37
Долги: что мои родители делают неправильно ................................ 42
У господина Гольдштерна .................................................................. 47
Госпожа Трумпф ..................................................................................53
Приключение ........................................................................................57
В старом подвале .................................................................................61
Мои родители не понимают... .............................................................65
Возвращение госпожи Трумпф...........................................................70
Большой кризис ...................................................................................77
Инвестиционный клуб ........................................................................81
Выступление.........................................................................................87
Клуб инвестирует деньги .................................................................... 91
Бабушка и дедушка опасаются риска ................................................97
Конец большого приключения .........................................................103
Встать на ноги....................................................................................107


Предисловие

Мысль о том, что ты должен терпеть нехватку средств или даже
вести нищенское существование, — одно из худших заблуждений
человечества.
Покончить с заблуждениями
Но большинство людей живет именно в таком убеждении. Их
мечты разительно отличаются от реальной жизни. И они уверены,
что так и должно быть. Я хотел бы развеять это заблуждение. Для
того и написал я “Путь к финансовой независимости”. Шаг за шагом
описаны в этой книге помогающие стать богатым уроки моих наставников.
“Путь к финансовой независимости” — руководство по
достижению первого миллиона за семь лет.
Почему повесть?
“Мани, или Азбука денег” написана в форме повести. Здесь тоже
использованы уроки из “Пути к финансовой независимости”. В
повести описаны проблемы, которые встречаются на этом пути, и то,
что из этого получается. Мани — это говорящая собака, которая учит
двенадцатилетнюю девочку обращению с деньгами. И Кира не только
сама узнает, как следует обходиться с деньгами, но и помогает
своим родителям избавиться от финансовых трудностей.
Мне хотелось написать книгу, которая затронула бы сердца читателей
и открыла бы их навстречу всем богатствам, которые преподносит
нам жизнь, — и деньги одно из них.
Что даст Вам чтение этой истории? Если Вам уже знаком “Путь
к финансовой независимости”, то “Азбука денег” углубит Ваше понимание
проблемы. Возможно, Вы обретете новые цели (и обновите
старые). Но еще важнее, что Вы сможете иначе взглянуть на свои
проблемы, чтобы по-новому, творчески решить их или даже извлечь
из них выгоду.
Если же Вы не читали “Путь к финансовой независимости”, то
повесть придаст Вам уверенность в своих возможностях. Приключения
героев нашей истории, быть может, вдохновят и Вас. Вы с новой
силой ощутите свою свободу, свой потенциал и свои силы.
5
И художественное произведение не лишено проблематики
Однако я должен признаться, что не всегда верил в ценность
подобных книг. Я опасался, что читатель попытается просто подражать
герою вместо того, чтобы разглядеть скрытые за художественным
фасадом принципы. Ведь историю чьего-либо успеха редко удается
повторить. А хорошо усвоенные принципы помогают находить
лучший выход из трудной ситуации. Точно так же боялся я того, что
читатель станет восхищаться автором и подражать ему, не сделав,
однако, своими древние истины, содержащиеся в книге. Личные переживания
невозможно передать другому, но можно передать фундаментальные
истины.
Беспокоило меня и то, что художественная форма книги может
стать причиной ее недостаточной глубины. Но ведь я пишу свои книги
не для финансовых экспертов, которым хочу по секрету дать очередной
совет. Я пишу для моих читателей — таких, каковы они есть:
одних пугает сама тема, и они просто не решаются приступить к созданию
своего благосостояния, другие слишком заняты и все откладывают
денежные вопросы на потом, третьи испытывают более
или менее сильное отвращение к теме финансов. Наконец, четвертым
нужно просто напоминание, толчок.
Кроме того, слишком сложное изложение зачастую только запутывает
читателя. Похоже, что в наше насквозь технологизированное
время лишь то, что трудно для понимания, воспринимается как правильное.
В полном соответствии с поговоркой “Это не может быть
так просто”, мы склонны откладывать в сторону древние и понятные
истины. Но ведь это действительно “так просто”. Так, как и описано
в этой книге. Однако я должен указать на одно существенное различие:
то, что просто для понимания, вовсе не так легко делать. Законы
богатства просты для понимания, но их нелегко соблюдать.
Часто именно в этом необходима, помощь. И такая помощь тоже
описана в книге.
Эту повесть, называвшуюся изначально “Пес по кличке Деньги”,
я писал для детей. (И ее до сих пор можно купить также и в
“детской” версии.) Форма повести казалась мне оправданной: я хотел
в игровой манере поговорить с детьми об успехе и деньгах. О
том, о чем избегают говорить во многих семьях.
Я ошибался...
Но после выхода “Пса по кличке Деньги” я получил сотни писем.
Писем от взрослых. И всё они говорили об одном и том же:
“Эта повесть сильнее подтолкнула меня к действию, потому что
затронула мои чувства”, “Я был очень тронут”, “Впервые я сумел
подступиться к теме денег”, “Я понял наконец, как могу достичь благосостояния”.
6
Эти отклики показали, как я ошибался в своих оценках. Да, лучше
один раз увидеть, чем сто раз услышать. Но теперь я знаю, что это
вдвойне верно, если увиденное затронет твое сердце. И моя книга
поэтому предназначена не только детям, но и взрослым.
Художественное произведение дает возможность
дистанцироваться
Очень приятно читать историю маленькой девочки, будучи взрослым.
Как бы нас ни интересовали ее приключения, всегда сохраняется
некоторая не лишенная приятности дистанция. Ведь это детская
повесть с детскими проблемами, из которых мы давно выросли.
Заботы Киры волнуют нас не так сильно, как свои собственные. Это
как-то успокаивает, и происходящее воспринимается не слишком серьезно.
И мы замечаем, что многие из описанных проблем мы сами
уже успешно решили.
Ну, а если попытаться извлечь из этого урок для себя? Если посмотреть
на свою жизнь, как на рассказываемую кому-то историю?
Если мы представим себе, что уже очень богаты и оглядываемся назад,
на свое “финансовое детство”? Тогда наша сегодняшняя ситуация
будет восприниматься с некоторого расстояния, как история. История
с типичными проблемами, из которых мы давно выросли. Может,
тогда нам захочется посмеяться над собой. И мы перестанем
смотреть на себя и свои проблемы так невыносимо серьезно. И увидим,
что не бывает безвыходных ситуаций. А помочь в этом может
художественная книжка.
Ориентация сегодня важнее, чем когда бы то ни было
Но история Киры больше, чем просто история одной девочки.
Речь в книге идет главным образом о закономерностях успеха и богатства,
которые описаны и в “Пути к финансовой независимости”.
Эти закономерности — вечные и универсальные аксиомы успеха.
Под универсальностью я подразумеваю то, что они действуют в
любом обществе, в любой культуре, в любой ситуации. Говоря о вечности,
я имею в виду, что они всегда неизменны. Это тем более важно,
что мы живем в эпоху, когда перемены становятся все более значительными
и происходят в постоянно растущем темпе. Все вокруг
нас усложняется и ускоряется, новые продукты изгоняют с рынка старые.
В такое время как никогда важным становится не потерять ориентацию,
которую и дают нам вечные закономерности. Под аксиомой
я понимаю то, что эти закономерности практически бесспорны.
Принципы всегда древние
Если это заявление покажется Вам слишком дерзким, позвольте
сделать два замечания. Во-первых, эти закономерности изобретены
не мной. Как и законы природы, они существовали всегда. Они упра7
вляют нашей жизнью, хотим мы того или нет, и не перестают действовать,
даже если мы их не признаем. Закономерности успеха и
богатства я лишь’перевел на свой язык и систематизировал их
Во-вторых, я считаю, что все по-настоящему преуспевающие люди
руководствуются в своей жизни именно этими закономерностями.
Журналисты и телеведущие часто просят меня привести доказательства
их действенности. В ответ я обычно называю тех людей,
которые прочитали мои книги или посетили мои семинары. Но самые
лучшие примеры и доказательства Вы найдете, последовав такому
совету: припомните преуспевающего человека, группу людей,
организацию или фирму. Постарайтесь сблизиться с ними, проанализируйте
пройденный ими путь, и Вы непременно найдете примеры
и доказательства.
Не так уж важно, могут ли эти люди назвать законы богатства.
Некоторым из них не понравились бы и слова, какие я употребляю, и
вообще моя манера речи. Это их право, и это совершенно нормально.
Критика просто необходима тому, кто занимается литературной деятельностью,
и он сам подставляет себя под ее стрелы. Кто-то, возможно,
останется равнодушным к рассказанной в этой книге истории
или даже найдет к тем же закономерностям совершенно другие
примеры. Или расставит другие смысловые акценты. Все это доказывает
лишь одно: что все мы — разные личности и развиваемся поразному.
И тем не менее жизнь преуспевающего человека всегда доказывает
универсальность и вечность закономерностей.
Полезное и необходимое знание
Эта книга будет сопровождать Вас на пути к благосостоянию и
успеху. Но она не похожа на многочисленные книги о деньгах, которые
начинаются с разнообразной информации, например, об истории
денег. Такие знания могут оказаться полезными, но они не продвинут
нас вперед по пути к богатству и счастью. Я предпочел ограничиться
лишь необходимыми сведениями и описать те шаги на этом
пути, о которых хорошо знаю и которые сделал сам.
В простоте кроется опасность
Как слишком усложненное изложение чревато тем, что отвлечет
внимание читателя от самого существенного, так и описание фундаментальных
истин тоже скрывает в себе опасность. Часто мы склонны
слишком быстро заявлять: “Да я это уже знаю”. Для этого достаточно,
чтобы знакомыми оказались отдельные ключевые слова. Но
это ловушка. В тот самый момент, когда мы выносим заключение “Я
это уже знаю”, мы прекращаем учиться. Мы больше не видим истинного
послания, потому что считаем, что уже знаем его. Кроме того,
речь идет не только о том, чтобы, научиться новому, но и о том, как
применить это в жизни.
8
Закономерности богатства
Кира, которая учится в нашей истории обращению с деньгами,
последовательно знакомится с закономерностями богатства. Ниже
перечислены самые важные из них. Красной нитью проходят они через
всю книгу. Когда Вы вновь встретите их в повести, Ваши восприимчивость
и желание действовать усилятся.
1. Мы должны начать с выяснения того, что значат деньги для
Вас на самом деле.
2. Определение важнейших целей. Почему некоторые цели следовало
бы изъять из “большого каталога” наших желаний.
3. Почему так важны копилки мечты и альбом мечты. Как наше
подсознание помогает нам — и какие для этого нужны предпосылки.
4. Почему более высокий доход сам по себе не может помочь
решению денежных проблем.
5. Как добиться, чтобы ничто не могло заставить нас отказаться
от своих намерений. Искусство визуализации.
6. Не всегда Вам будет легко. Найдутся люди, даже среди друзей
и родственников, желающие помешать нам в достижении целей. Но
есть простые способы, чтобы не дать сбить себя с пути.
7. Почему журнал успеха помогает нам все больше и больше
зарабатывать. И почему такое большое значение имеет наша уверенность
в себе.
8. Как свое самое любимое хобби сделать профессией и в результате
существенно повысить свои заработки.
9. Разница между важным и срочным. Что мешает осуществлению
добрых намерений — в хорошие и плохие времена.
10. Важнейшее правило: действовать в течение 72 часов.
11. Как можно много зарабатывать — играючи.
12. Четыре главных правила, чтобы избавиться от долгов.
13. Сказка о курице, несущей золотые яйца, или как жить на
свои деньги.
14. Как превратить отношения с банком в удовольствие.
15. Истинная природа везения. Как стать удачливее.
16. Хорошо ли любить деньги? Наличные в сейфе.
17. Что означает “нейтральность” денег? Связь между деньгами
и счастьем.
18. Почему важно отдавать другим то, что получил сам.
19. Как бороться со своими страхами и как в этом может помочь
журнал успеха.
20. Один из эффективных способов приумножить деньги —
инвестиционный клуб. Пять правил, гарантирующих его успех.
21. Волшебная формула, помогающая получать деньги из ничего.
22. Три основных правила вложения денег.
9
23. Что такое акции и как они функционируют? Откуда берутся
прибыли (курсовая прибыль и дивиденды)? Является ли вложение
средств в акции подходящим для Вас? Вы сможете быстро принять
правильное решение.
24. Почему следует время от времени покидать зону комфорта и
браться за дело, которого боишься.
25. Как получать прибыль более 12% годовых. Оптимальная форма
вложения средств и оптимальная стратегия вложений.
26. Почему акционерные фонды приносят высокие прибыли при
высокой надежности. Три критерия, по которым можно выбрать надежный
акционерный фонд.
27. Вкладывать деньги в инвестиционный фонд очень легко.
28. Как в таком фонде растут Ваши деньги. Сила сложных процентов.
29. Колебания биржевых курсов: как уравновесить прибыли и
потери.
30. Как просто в уме рассчитать проценты и сложные проценты.
31. Что делать, если биржевой курс падает? Как извлечь из этой
ситуации дополнительную прибыль.
32. Что нужно знать для уверенного получения высоких прибылей
в акционерном фонде.
33. Что такое инфляция и как в уме подсчитать обесценивание
Ваших денег. Как сделать инфляцию своим лучшим другом, выбрав
правильный вид вложения денег.
34. Как воздействуют деньги на прочие сферы жизни. Чего можно
добиться, если уделять теме финансов больше внимания.
Вероятность неожиданностей
Одной-единственной идеи может оказаться достаточно, чтобы
мы отправились по пути достижения благосостояния. Но я хочу привлечь
Ваше внимание к одной удивительной закономерности, некоторым
образом “предостеречь” Вас: когда к Вам начинают приходить
действительно “большие деньги”, то нередко они текут с такой скоростью
и в таких количествах, что невольно задаешься вопросом, где
же все эти деньги были до сих пор.
Этот феномен тем более удивителен, что он полностью опровергает
широко распространенное заблуждение: благосостояния можно
достичь только долгими годами тяжелого труда. Наоборот, богатство
и благосостояние являются результатом скорее определенного умонастроения,
определенных, ориентированных на благосостояние догматов
веры. Но если эти предпосылки наличествуют, то дело идет
куда легче, чем думают многие. Потому и получила эта книга подзаголовок:
“Успеха и благосостояния можно достигнуть играючи”.
10
Невежество — это капитуляция
Большинство людей уделяет недостаточно внимания своим
финансовым делам. В этом отношении они похожи на трехлетнего
ребенка, который зажмуривается и думает, что его теперь не видно.
Финансовые вопросы остаются — и если мы не уделяем им внимания,
они превращаются во враждебную силу, которая снижает качество
нашей жизни. Кто поворачивается к своим деньгам спиной,
поворачивается спиной и к той личности, какой он хотел бы быть.
Конечно, чтобы бороться за такую жизнь, о какой мечтаешь, нужно
мужество. Но финансовая независимость сегодня стала доступной
каждому. Се-нека говорил по этому’поводу: “Мы не начинаем не потому,
что это тяжело. Наоборот: это тяжело, потому что мы не начинаем”.
Ничто не может Вас остановить
Кто однажды усвоит эти закономерности, азбуку денег, тот обнаружит,
что его финансовая ситуация начала улучшаться. Ничто не
может остановить идею, время которой пришло. Это справедливо и
для жизни каждого отдельного человека. Ничто не может помешать
Вам добиваться своего врожденного права на благосостояние. Наше
природное назначение — жить достойно и обеспеченно. И если Вы
сами не позволите, то ничто не сможет остановить Вас. Почему? Потому,
что для этого пришло время. Сейчас.
Наша жизнь — дорога. Если мы справимся с темой денег, то эта
дорога откроет перед нами возможности и направления, о которых
мы и не подозревали.
Кира — лучший тому пример. Поначалу она и сама не очень
знала, чего ей хочется, потому что не верила в возможность осуществления
мечты. Конечно, были и трудности. Но когда она намного
быстрее, чем сама считала возможным, достигла своих целей, у нее
появилось чувство, что иначе и быть не могло. Это было неизбежно.
И более того, действительность далеко превзошла ее мечты.
Этого я и Вам желаю: чтобы Вы осознали и осуществили свои
желания. И чтобы на дороге своей жизни Вы встретили открытия, о
которых даже не мечтали.
Ну, вот и пришло время приступить к нашей истории. К истории
Киры и пса по кличке Мани, к азбуке денег и...
Сердечно Ваш
Бодо Шефер
11
Белый Лабрадор
Уже целую вечность хотелось мне держать собаку. Но хозяин
дома, где мы снимали квартиру, держать собак не разрешал. Папа
пытался с ним поговорить, но ничего не добился. Всегда ведь находятся
люди, с которыми невозможно договориться, и как раз таким
человеком был наш хозяин. Он утверждал, что другие жильцы дома
будут недовольны. Конечно, это был вздор. Я знала одну семью на
втором этаже и другую семью на третьем, которые охотно завели бы
собаку. Просто хозяин сам не любил собак. Папа однажды сказал:
“Он и себя-то самого не любит, а потому не желает счастья другим.”
Папины слова заставили меня внимательнее присмотреться к
хозяину. Он и на самом деле казался всем на свете недовольным. А
после того, как еще и мама заговорила с ним о собаке, он даже прислал
нам заказное письмо, в котором угрожал выселением.
Я до сих пор убеждена, что никто не имеет права запрещать
другому человеку завести собаку. И что лучше купить собственный
дом — хотя бы потому, что там можно держать животных.
Через некоторое время мы действительно купили дом с садом. У
меня появилась своя собственная комната, и я чувствовала себя на
седьмом небе.
Но родители не выглядели особенно счастливыми. Покупка и
переезд обошлись куда дороже, чем было запланировано. И я знала
из родительских разговоров, что денег нам не хватает. Поэтому я решила
несколько недель помалкивать о своих желаниях, самым заветным
из которых было завести собаку.
Однажды утром мама взволнованно разбудила меня:
— Кира, вставай скорее, там перед домом спит раненая собака.
Я вскочила с кровати и бросилась на улицу. И правда, “в уголке
между домом и гаражом лежал белый пес. Он крепко, но беспокойно
спал.
На спине, под лопаткой, у него была кровоточащая рана сантиметров
в шесть длиной. Похоже, он получил ее в схватке с другой
собакой, притащился сюда и, совсем обессилев, заснул. Сердце у меня
дрогнуло. “Какой же гад искусал такую красивую собаку?” — подумала
я. Тут пес проснулся, посмотрел на меня, широко раскрыв
глаза, и сделал несколько шагов в мою сторону. Но он чересчур дрожал
и был слишком слаб. Его лапы разъехались на скользких камнях,
и он неловко плюхнулся на живот. Я полюбила его с первой минуты.
Мы осторожно уложили собаку в машину и отвезли ее к ветеринару.
Ей зашили рану и сделали нужные уколы. Пес снова заснул.
Врач объяснил нам, что его действительно покусали, но рана
быстро заживет. И еще он рассказал, что эта собака — Лабрадор, что
собаки этой породы необычайно добры и умны и очень любят детей.
Благодаря своему характеру лабрадоры становятся лучшими пово12
дырями для слепых. Слушая врача, я не переставала гладить пса.
Какая же у него мягкая шерсть! И какой он милый!
По дороге домой он так и не проснулся. Мы постелили в кухне
одеяльце и бережно уложили пса. Я не отрываясь смотрела на него и
думала о том, поправится ли он.
Мои тревоги оказались напрасными. Белый пес выздоравливал
очень быстро. Но тут появилась другая серьезная проблема: мы не
знали, откуда он пришел и кому принадлежит. Могли ли мы просто
оставить его у себя? Внезапно меня охватил страх. Что, если родители
не захотят оставить собаку? Ведь нам и без того не хватало денег.
Конечно, мы должны искать хозяина собаки. Однако втайне я
надеялась, что найти его не удастся. Папа дал объявление о находке и
обзвонил приюты для животных. Но там никто не слышал о белом
Лабрадоре. С каждым днем, что он проводил у нас, мои родители все
больше любили его. Он стал членом нашей семьи.
Тем временем Лабрадор совершенно выздоровел. Однажды я
играла с ним все утро, пока не устала, а затем отправилась завтракать.
Речь за столом снова шла о деньгах, поэтому слушать мне совсем
не хотелось. Во-первых, я ничего в этом не понимала, во-вторых,
разговаривая об этом, никто не выглядел счастливым. Улучив
момент, я вмешалась в беседу с гораздо более важным вопросом. Я
сказала:
— А как, собственно, зовут нашу собаку?
Тут и остальные спохватились, что клички пса мы не знаем. Помоему,
это было очень плохо. Кличка собаке необходима. Я пристально
смотрела на белый клубок, который крепко спал на своем одеяле в
трех метрах от меня. Однако никакой подходящей клички мне в голову
не приходило. Я размышляла:
Тем временем родители вернулись к разговору о деньгах. Вдруг
папа громко вздохнул:
— Мани, мани, мани: все крутится вокруг денег! Лабрадор мгновенно
проснулся и подошел к папе.
— Мани! — крикнула я. — Он отзывается на кличку Мани!
Собака сразу подбежала ко мне.
— Он должен зваться Мани, он сам выбрал себе эту кличку, —
продолжала я. Маме это не очень понравилось:
— “Money” по-английски значит деньги. Нельзя же всерьез так
назвать собаку.
А папа, наоборот, нашел это очень забавным:
— Это вовсе не плохо. Мы кричим: “Деньги!” — и Деньги подбегают
к нам. На этом кончатся все наши проблемы.
Конечно, тогда папа и представить себе не мог, как это было
близко к правде... Вот так и получилось, что Лабрадор получил кличку
Мани.
13
Прошло полтора месяца, а мы все еще не знали, откуда Мани
пришел. Да я и не хотела этого знать. Ведь если мы найдем хозяина,
то, возможно, Мани придется вернуть. А мне так хотелось, чтобы
Мани навсегда остался с нами. И папа с мамой тоже успели привыкнуть
к нему.
Итак, Мани жил с нами. Но в моей душе поселился страх: я
боялась, что его прежний владелец однажды появится у наших дверей
и отнимет у меня Мани: Само собой разумеется, я и Мани стали
лучшими друзьями.
Мани уже полгода жил у нас, когда это произошло. Он был невероятно
милым, терпеливым и сообразительным псом. У него были
самые умные глаза из всех, что я видела. Иногда мне даже казалось,
что он понимает человеческую речь.
Все лабрадоры любят плавать. Но мне кажется, никто из них не
проводил столько времени в воде, как Мани. Он не пропускал ни
одного ручья, ни одного озера. Мне хотелось посмотреть, как ему
понравится настоящее море, с волнами и широким песчаным пляжем.
Но мои родители говорили, что сейчас об этом и думать нечего,
потому что дела у папы идут неважно.
По воскресеньям мы нередко гуляли по берегу большой реки,
протекавшей через наш город. Река хоть немножко походила на море.
Под мостом она, выглядела особенно бурной и опасной.
Я не знаю, что случилось с Мани в то воскресенье. Все утро он
бегал один. А когда мы отправились на прогулку, он внезапно умчался
прочь. Мы в отчаянии звали и искали его и вдруг увидели, что пса
уносит течением. До сих пор я не знаю, как он оказался в воде — ведь
знал же, что в этом месте нельзя заходить в реку. Течение было слишком
сильным, и Мани несло прямо к мосту. Там между двумя опорами
была натянута сеть, и в нее-то угодил наш Мани. Волны перекатывались
через его голову. Псу не хватало воздуха. Все дольше и
дольше его голова оставалась под водой.
Нужно было спасать Мани. Я просто не могла смотреть, как он
тонет. Забыв обо всех предосторожностях, я прыгнула в воду. Времени
на раздумья у меня не было. Нужно было спешить на помощь
собаке. Все произошло очень быстро. Я с головой оказалась под водой,
наглоталась ее и здорово испугалась. Вокруг была грязная холодная
вода, и я уже не знала, где верх и где низ. А потом вокруг стало
совсем темно. Что было дальше, я не помню.
Родители потом рассказывали, что меня несло течением в ту же
сеть, где застрял Мани. К счастью, поблизости оказалась лодка водной
полиции. Я, наверное, успела обхватить Мани руками перед тем,
как потеряла сознание. Во всяком случае, экипаж лодки почти одновременно
вытащил нас обоих из воды.
Меня привели в чувство, и в больнице мне пришлось провести
лишь несколько часов. Правда, еще несколько дней я оставалась очень
14
слабой и должна была лежать в постели.
Мани пришел в себя намного быстрее и не отходил от моей постели.
Он часами сидел перед кроватью и смотрел на меня. И по его
глазам было видно, что он все понял.
Многие люди и не знают, каким благодарным может быть собачий
взгляд. И Мани часами с любовью и благодарностью смотрел на
меня. Конечно, тогда я еще не имела никакого представления, что
ждет нас впереди...
Мне исполнилось двенадцать лет. В нашей жизни ничего не изменилось.
К морю мы все еще не ездили. Мои родители по-прежнему
страдали от “спада производства”, как они это называли. Под этим
они подразумевали, что в наших денежных проблемах виновата хозяйственная
ситуация в целом.
Без ответа был оставлен мой вопрос, почему это у родителей
моей подруги Моники дела всегда шли лучше, чем у нас, хотя общая
экономическая ситуация нашей страны, конечно, касалась и их. У
папы частенько бывали месяцы, когда дела почти не шли. Настроение
у нас дома нередко бывало подавленным. Мама время от времени
говорила, что лучше нам было бы не покупать дом. Я считала
такие разговоры напрасной тратой времени, ведь изменить прошлое
все равно нельзя. Кроме того, если бы не дом, Мани не смог бы остаться
у нас, а значит, хорошо, что мы его все-таки купили.
Однажды произошло событие, испугавшее меня. Я намеревалась
заказать по телефону новейший компакт-диск моей любимой
группы. Только что по телевизору показали рекламу с номером телефона.
Я уселась у аппарата и начала уже набирать номер. Вдруг я услышала
голос:
— Кира, ты должна сперва подумать, можешь ли ты позволить
себе купить этот диск!
Я испуганно осмотрела комнату. Двери были закрыты, и в помещении
я была одна. То есть, людей, кроме меня, в комнате не было.
Только Мани, как обычно, был здесь. Может, этот голос мне просто
послышался... Через некоторое время, успокоившись, я вновь сняла
трубку и стала набирать номер. Внезапно тот же голос произнес:
— Кира, если ты купишь этот диск, то израсходуешь почти все
свои карманные деньги за этот месяц.
Мани стоял передо мной, слегка наклонив голову. Голос, кажется,
исходил от него. Но этого же не могло быть! Меня одновременно
бросило в жар и в холод. “Собаки ведь не могут разговаривать. Даже
такие умные собаки, как Мани”, — думала я.
— Когда-то, очень давно, все собаки умели немного разговаривать
— правда, совсем не так, как вы, люди. Но постепенно они потеряли
эту способность. — Мани смотрел мне прямо в глаза. — Однако
я все еще могу говорить.
15
Я как-то видела по телевизору верблюда, умевшего разговаривать.
“Но это было всего лишь кино, — размышляла я. — А сейчас
мы не в кино. Все по-настоящему”. Тут меня осенило: “Наверное, я
сплю”. Я быстро ущипнула себя за руку. Ой, как больно! Значит, это
не сон.
Все это время Мани смотрел на меня. Потом снова зазвучал его
голос:
— Ну, можем мы теперь поговорить спокойно, или ты собираешься
и дальше щипать себя и удивляться?
Я не могу этого объяснить, но мне вдруг показалось, что слушать
разговаривающего Мани — это нормально и совершенно
правильно. Это было так, как будто мы уже долгие годы могли говорить
друг с другом. Только одно казалось мне странным: его морда
при разговоре оставалась неподвижной.
— Мы, собаки, умели общаться гораздо совершеннее, чем люди.
Если мы хотели что-то сообщить, то посылали свою мысль прямо в
мозг другой собаки, — заметил Мани. — Поэтому я знаю, о чем ты
думаешь.
Теперь я по-настоящему испугалась.
— Ты хочешь сказать, что прочитал все мои мысли? — спросила
я, поспешно вспоминая, о чем думала.
Но Мани прервал мои мысли:
— Конечно, я знаю, о чем ты думаешь. Если два живых существа
по-настоящему близки, то они могут читать почти все мысли
друг друга. И поэтому я знаю, что ты очень расстраиваешься из-за
того, что у твоих родителей трудности с деньгами. И еще я вижу, что
ты начинаешь повторять их ошибки. Еще в детстве определяется,
сможет ли человек правильно обращаться со своими деньгами. Вообще-
то я не должен с тобой разговаривать. Если об этой моей особенности
узнают ученые, то они запрут меня в клетку и начнут ставить
на мне разные опыты. Поэтому я до сих пор никому не рассказывал о
моей способности. Но ты спасла мою жизнь, рискуя своей, и для тебя
я делаю исключение. Однако это должно оставаться нашей тайной.
Никто ничего не должен знать.
Мне хотелось задать Мани множество вопросов: откуда он пришел,
как выглядел его прежний владелец, кто его ранил... Но он прервал
меня:
— То, что мы можем говорить друг с другом, это большая удача.
Потом ты лучше поймешь это. А теперь мы не должны терять времени
на вопросы. Я не хочу сильно рисковать и потому предлагаю
поговорить только на одну тему: о деньгах.
“Но ведь есть некоторые темы, которые интересуют меня куда
больше”, — думала я. Да и мама часто говорила, что деньги — не
самое важное в жизни.
— Я тоже думаю, что деньги не самое важное в жизни. Но день16
ги становятся невероятно важными, если их все время не хватает.
Вспомни, как мы оба тонули в реке. Мы должны были выбраться из
воды. Все остальное было неважно. И точно так же обстоит теперь
дело с твоими родителями. Их финансовая ситуация так плоха, что
они постоянно говорят об этом. Они сейчас как будто тонут в реке. Я
хочу помочь тебе, чтобы ты поступала иначе и никогда не попадала в
такое положение. Если хочешь, я покажу тебе, как деньги могут стать
в твоей жизни силой, приносящей радость.
Я еще никогда всерьез не думала об этом. Конечно, мне хотелось,
чтобы у моих родителей было больше денег. Но я слегка сомневалась,
что собака может быть хорошим советчиком в таком вопросе.
— Ты сама увидишь, — прервал меня Мани и улыбнулся, кажется,
чуть-чуть надменно. — Но гораздо важнее другое: я смогу
помочь, только если ты этого по-настоящему хочешь. Поэтому я прошу
тебя хорошенько об этом подумать. И еще одно. Вы, люди, легко
заблуждаетесь. Поэтому я предлагаю, чтобы ты время от времени коечто
записывала. Пожалуйста, запиши до завтра десять причин, по
которым ты хочешь стать богатой. А завтра в четыре часа мы пойдем
гулять в лес.
Мне казалось, что я еще слишком маленькая, чтобы заниматься
таким серьезным вопросом, как деньги. Кроме того, я видела по своим
родителям, что деньги — штука действительно неприятная.
Мани, конечно, прочитал мою мысль и тут же на нее ответил:
— Дела у твоих родителей так плохи, потому что они не научились
обращаться с деньгами еще тогда, когда были в твоем возрасте.
Один китайский мудрец сказал: “Делай великое, пока оно еще мало,
потому что все великое начинается с малого”. У денег есть свои секреты
и законы, которые я хочу тебе объяснить. Но это получится,
только если ты сама захочешь. Поэтому ты должна найти десять причин.
А до тех пор мы больше не будем разговаривать.
Остаток дня я провела в размышлениях. Конечно, мне было о
чем подумать. В конце концов я решила никому не рассказывать о
своем открытии.
Я вовсе не хотела, чтобы Мани стал жертвой бесчисленных экспериментов
ученых. Я уже видела, как его запирают в клетке и подсоединяют
к нему множество шлангов. Нет, этого не должно случиться.
Значит, я никому не имею права рассказывать о том, что Мани умеет
“разговаривать”. И еще я решила поменьше раздумывать о Мани и о
его чуде. Я чувствовала, что эти мысли ни к чему не приведут.
Я вовсе не была убеждена, что должна уже теперь задумываться
о деньгах. Но тут я вспомнила изречение мудрого китайца: “Делай
великое, пока оно еще мало, потому что все великое начинается с
малого”. Что бы это значило?
Вдруг мне пришла в голову одна мысль: наверное, так было с
Генри, соседским терьером. Генри попал к своим нынешним хозяе17
вам, когда ему было уже пять лет. И он совсем их не слушался. Соседи
всегда говорили, что теперь очень трудно что-нибудь изменить. И
что собаку намного легче воспитывать, пока она еще молода.
Наверное, мои родители были как Генри во всем, что касается
денег. Похоже, Мани знал, о чем говорил. Значит, я должна найти
десять причин, почему хочу стать богатой. Это оказалось нелегким
делом. Ведь для большинства моих желаний нужно не так уж много
денег. Через три часа мой список был готов:
1. Дорожный велосипед с переключателем на 18 скоростей.
2. Я могла бы покупать столько компакт-дисков, сколько хочу.
3. Я смогла бы купить те красивые кроссовки, которые мне уже
давно хочется приобрести.
4. Можно было бы дольше разговаривать по телефону с моей
лучшей подругой, которая живет в двухстах километрах от нас.
5. Я смогла бы принять летом участие в школьной программе
обмена и поехать в США. Кстати, это помогло бы мне лучше овладеть
английским.
6. Я могла бы дарить деньги моим родителям, чтобы они не были
всегда такими грустными. И можно было бы помочь им расплатиться
с долгами.
7. Пригласить мою семью на праздничный обед в итальянский
ресторан.
8. Я могла бы помогать бедным детям, которым живется хуже,
чем мне.
9. Черные фирменные джинсы. 10. Компьютер, лучше всего ноутбук.
Когда список был готов, я почувствовала, что быть богатой очень
неплохо. Богатые, конечно, могут запросто купить себе все эти вещи
и заниматься многими интересными делами. Кроме того, заканчивая
список, я подумала о моей подруге Дженни и решила спросить у Мани,
можно ли будет рассказать ей то, что я узнаю о деньгах. Я с нетерпением
ждала четырех часов. Ведь тогда я узнаю, как стать богатой...
Копилки мечты и альбом мечты
Мне с трудом удалось сосредоточиться на приготовлении домашних
заданий. Когда пробило четыре, я побежала в сад. Белый лабрадор
уже ждал.
Я поскорее надела на него ошейник с поводком, и мы отправились
в лес. Пока мы не добрались до нашего укрытия, я не решалась
заговорить. Укрытие это представляло собой небольшую полянку
среди зарослей ежевики. Чтобы попасть на нее, нужно было проползти
по узкому длинному проходу между кустами. Там я устроила наше
убежище — очень уютное. Никто, кроме меня и Мани, не знал этого
места. Здесь мы были в безопасности.
Я была очень взволнована. Не потерял ли Мани еще свою спо18
собность разговаривать? Ведь ничего нельзя знать заранее. Мне хотелось
так много у него спросить, но я помнила, что Мани решил
говорить только о деньгах. Итак, я ждала.
Мани посмотрел на меня:
— Ну, как, ты уже поняла, что быть богатой хорошо?
— Разумеется, — поторопилась ответить я и вытащила из кармана
мой список.
— Прочитай вслух, — попросил Мани, и я назвала ему мои
десять причин. “
— И какие же из них ты считаешь самыми важными? — спросил
он.
— Они все важные, — возразила я.
— Да, конечно, — согласился Мани. — И все-таки посмотри
еще раз на свой список и отметь крестиком три самых важных причины.
Я внимательно перечитала список еще раз. Очень не просто было
решить, какие причины для меня важнее других. Но в конце концов я
справилась с этим и отметила следующие:
1. Будущим летом поехать в США по программе обмена.
2. Купить компьютер — лучше всего портативный.
3. Помочь родителям расплатиться с долгами.
— Очень разумные причины. Очень разумный выбор, — Мани
был в восторге. — Я хочу поздравить тебя.
Я почувствовала гордость. Но смысл этого упражнения все еще
был мне не до конца понятен. Мани, как всегда, прочитал мою мысль
и немедленно ответил:
— Большинство людей не знают точно, чего они хотят. Они знают
лишь, что хотят большего. Представь себе жизнь в виде большой
фирмы, торгующей по каталогу. Если ты напишешь в такую фирму,
что хочешь большего, она не пришлет тебе ничего. И если ты попросишь,
чтобы тебе выслали что-нибудь “симпатичное”, ты тоже
ничего не получишь. Вот так и с нашими желаниями. Мы должны
точно знать, чего хотим.
Я засомневалась:
— Получается, если я знаю, чего хочу, то могу все это получить?
Мани серьезно посмотрел на меня:
— Да. И первый, самый важный шаг ты уже сделала.
— Записав свои желания? — спросила я.
— Точно, — ответил Мани. — Теперь ты должна каждый день
заглядывать в свой список. Ты будешь все снова и снова вспоминать
о своих желаниях. И ты начнешь находить способы для их осуществления.
— Да неужели это может помочь!? — воскликнула я.
— Ну, если так на это смотреть, то и не поможет, — серьезно
сказал Мани. — Но ты можешь сделать три вещи, которые помогут
19
тебе изменить свою точку зрения. Во-первых, возьми пустой альбом
для фотографий и преврати его в альбом желаний. Найди фотографии
или картинки тех вещей, которые тебе хочется приобрести, и
наклей их в альбом. Ведь мы и думаем картинами.
— Думаем картинами?
— Это значит, что мы думаем не буквами. Когда ты думаешь о
Калифорнии, ты ведь видишь при этом не слово КАЛИФОРНИЯ, а
определенные картины.
Да, тут Мани был прав. Конечно, перед моим внутренним взором
тут же появились картины Диснейленда, Голливуда, Сан-Франциско...
— Где же я найду такие картинки?
Мани странно посмотрел на меня и забавно наморщил лоб, как
будто хотел надо мной посмеяться.
— Ну ладно, — заторопилась я с объяснениями. — Фотографию
компьютера я найду в журнале, а снимки Америки — в организации,
которая занимается обменом школьников. И все равно это
непонятно.
— Иногда мы и не должны так уж точно понимать, как и почему
что-то получается. Важно, что это получается. Можешь ты мне, например,
объяснить, как функционирует электричество? — спросил
Лабрадор.
Такого вопроса я не ожидала. Почему Мани спросил именно об
электричестве? О силе тяжести я могла бы кое-что сказать. Это мы в
школе уже изучали. Но электричество?
— Вот видишь, — продолжил Лабрадор. — Но ты можешь нажать
на выключатель, и свет включается, хотя ты и не в состоянии
объяснить, как это получается. Мы, собаки, не очень-то любим разговаривать
на научные темы. Нам достаточно знать, что это действует.
Так что заведи себе фотоальбом и начинай наклеивать в него
картинки.
— Мне же было просто любопытно, — проворчала я. Мани ответил
мгновенно:
— Ну и хорошо. Но это не должно помешать тебе делать то, что
надо. Очень многие люди все медлят и медлят — только потому, что
они не все до конца понимают. Куда разумнее просто приступить к
делу.
— Согласна. Я попытаюсь.
Мани остановил меня:
— Надо делать, а не пытаться. Кто хочет попытаться, тот готов
к неудаче. И в конце концов ничего у него не получается. Пытаться —
это просто заранее оправдывать свои неудачи, заранее извинять их.
Не существует никаких попыток. Или ты делаешь что-то, или не делаешь.
Я на минуту задумалась. Кое-кто, хорошо мне знакомый, всегда
20
говорит: “Я попытаюсь сделать то-то и то-то”. Да-да, эти слова часто
использует папа. Он всегда говорит, что сегодня попробует найти
нового заказчика. И чаще всего у него ничего не получается. Похоже,
Мани прав. Может быть, это и в самом деле связано со словом “пытаться”.
Поэтому я решила попробовать не использовать слова “пытаться”.
Вдруг Мани тихонько зарычал. Проклятье, конечно, я же снова
использовала это слово. Нет, я не буду пробовать, я просто не буду
больше так говорить. Мани все время наблюдал за мной:
— Это нелегко, правда?
Я вспомнила, что Лабрадор говорил о трех вещах, которые я
могла бы сделать для того, чтобы больше верить в исполнение моих
желаний. Первая из них — альбом мечты. А две других?
Объяснение последовало тут же:
— Второе, что ты можешь сделать, это каждый день по несколько
раз рассматривать фотографии в альбоме мечты, представлять себе,
что ты уже в США, что у тебя уже есть свой компьютер, и как гордится
твой папа тем, что рассчитался с долгами.
— Но это же значит мечтать, — удивилась я. — А мама всегда
говорит, что я не должна мечтать днем.
Мани был терпелив:
— Это называется визуализацией. Все люди, которые чего-то
достигли в жизни, сначала мечтали об этом. Они снова и снова
представляли себе, как все будет, когда они достигнут своей цели.
Конечно, только мечтать мало. Наверное, это и хочет сказать твоя
мама.
Все это казалось мне очень странным. И все было совсем не так,
как я себе представляла.
— Это и называется учиться, — тут же последовал ответ, —
знакомиться с новыми мыслями и новыми идеями. Если продолжать
думать так же, как думал раньше, то и результаты будут такими же,
как раньше. Но поскольку многое из того, что я тебе расскажу, для
тебя ново, я хочу кое-что предложить: пока ты чего-то не сделала, не
принимай решения, хорошо это или плохо. А без визуализации еще
никто не достиг своей цели. Развивается то, на чем мы сосредоточиваемся.
Большинство людей сосредоточивается на том, чего
они не хотят, вместо того, чтобы представить себе, чего они хотят.
Я вспомнила о моей тетушке Христель. Ей всегда казалось, что
на нее сваливается слишком много всего и что ее нервы этого не выдержат.
Каждая мелочь становилась для нее проблемой. И еще я подумала
о папе. Он сосредоточивался на тяжелой ситуации, в которой
мы находились, — и казалось, ситуация от этого только ухудшалась.
— Третье, что ты могла бы сделать, это завести копилки мечты,
— продолжал Мани.
— Копилки мечты? — я была разочарована.
21
Мани засмеялся:
— Ну да! Ведь без денег ты не сможешь отправиться в Калифорнию.
А одна из лучших возможностей собрать деньги — просто взять
баночку и превратить ее в копилку. На баночке ты записываешь свою
мечту. Но для каждой мечты нужна отдельная копилка. Как только ты
ее приготовила, начинай класть в нее деньги, которые сумела сэкономить.
Мне тут же пришло в голову множество недостатков такого способа:
.
— Но тогда мне придется завести множество копилок, и даже
если бы я смогла класть в каждую по евро, достаточную сумму я смогу
собрать не раньше, чем мне исполнится двадцать лет. Кроме того,
так у меня не останется денег для исполнения других желаний:
Мани спокойно смотрел на меня:
— Ты заметила, что всегда сначала думаешь о том, почему ничего
не получится?
— Может быть, иногда, — проворчала я. — Но мне кажется,
что было бы лучше, если бы мы вместе подумали, как мне получать
побольше карманных денег. Если бы у меня, например, было вдвое
больше, чем сейчас, я была бы очень довольна.
Голос Мани стал очень серьезным:
— Ты мне сейчас не поверишь, Кира, но если бы у тебя было в
десять раз больше карманных денег, чем сейчас, твои проблемы бы
только увеличились. Ведь наши затраты растут вместе с ростом наших
доходов.
Это, однако, показалось мне сильно преувеличенным. Если бы
у меня было в десять раз больше денег, я жила бы как в раю.
Но Мани не отступал:
— Посмотри на своих родителей. У них не в десять, а в сто с
лишним раз больше денег, чем у тебя. И все-таки им не хватает. Важно
не количество денег, а то, что мы с ними делаем. Сначала научись
обходиться деньгами, которые у тебя есть сейчас. Только тогда ты
будешь готова к тому, чтобы получать больше. Но подробнее я объясню
тебе это через несколько дней. А теперь давай вернемся к копилкам.
Что, если просто начать?
— Но при таком количестве копилок я запутаюсь, — возразила
я.
— Именно поэтому я просил тебя выбрать из списка самые важные
цели, — пояснил Мани.
Я еще раз посмотрела на мой список. Правильно: самыми важными
были поездка в США, компьютер и помощь родителям. Для первых
двух желаний можно завести копилки мечты. Третье — помочь
родителям избавиться от долгов — казалось почти безнадежным.
— Именно так, — сказал Мани, прочитав мои мысли. — О долгах
твоих родителей мы поговорим через несколько дней. Это куда
22
легче, чем ты, вероятно, думаешь. Значит, тебе нужны только две копилки
мечты. С этим ты должна справиться.
— Ладно, я попыта... нет, я хочу сказать, я сделаю это, — пообещала
я.
— Тогда начинай немедленно, — потребовал Мани.
Я была поражена:
— Ты хочешь сказать, прямо сейчас?
Мани только кивнул в ответ. Поэтому я. закрыла глаза и представила
для начала, как я смогу делать на компьютере домашние задания.
Они будут выглядеть намного красивее, и мне будет куда легче
исправлять ошибки. В результате я буду получать и более высокие
отметки. Кроме того, у меня появятся замечательные компьютерные
игры... Потом я представила, как бы я провела три недели в СанФранциско.
Я бы жила в очень симпатичной семье, подружилась бы
со славной девочкой, и мы замечательно проводили бы время. С ней
мы понимали бы друг друга, как ни с кем до сих пор. И я могла бы
столько узнать, ведь очень многое там иначе...
Попутно мне представилось, как папа отвозил бы меня в аэропорт
— очень довольный, потому что у него нет больше долгов. О,
как он этим гордится! И прекрасно, потому что теперь настроение у
него заметно улучшилось. Он даже насвистывает песенку. Впрочем,
лучше бы папа этого не делал, потому что он ужасно фальшивит. Но
мне даже это нравится, раз у него хорошее настроение.
Через некоторое время я снова открыла глаза.
— Ну как? — тут же поинтересовался Мани.
— Здорово! — сообщила я. — Мне очень понравилось. Но я так
и не понимаю, чем это может помочь.
— Вспомни об электричестве, — сказал Мани. — Ты и не должна
этого понимать. Ты должна только знать, что это действует. И,
честно говоря, я тоже не могу этого объяснить. Одна мудрая чайка
однажды сказала: “Перед тем, как улетать, ты должен себе представить,
что уже достиг цели путешествия”. Ты должна вообразить, что
у тебя уже есть то, чего хочешь. Тогда несильное желание превратится
в потребность. И со временем желание поехать в Сан-Франциско
будет становиться все сильнее. Чем чаще ты станешь визуализировать,
тем сильнее будет твое желание. Тогда ты начнешь искать способы
его исполнения. И знаешь, Кира, возможностей для этого достаточно.
Но ты увидишь их только тогда, когда у тебя появится
настоятельная потребность. А потребность появится, если ты будешь
визуализировать.
— Вероятно, ты прав, — задумчиво ответила я. — Я никогда
всерьез не занималась тем, чтобы поехать в Сан-Франциско. Лишь
однажды я осторожно заговорила об этом с мамой. И она сразу же
ответила, что об этом и думать нечего. И с тех пор я не думала об этом
всерьез. А теперь мне вдруг захотелось большего.
23
Мани удовлетворенно проворчал:
— Это вообще-то стоит парочки хороших галет.
Я спохватилась, что с тех пор, как Мани взялся меня учить, я
перестала обращаться с ним как с собакой. Это следует немедленно
исправить. Я поспешно протянула ему галеты, которые он с удовольствием
проглотил.
Неожиданно появилось столько таинственного, и мне хотелось
его так о многом спросить. Но Мани ведь предупреждал, что будет
говорить только о деньгах, поэтому свои вопросы я оставила при себе.
Но один из них мучил меня так, что ответ был мне просто необходим.
И я решилась:
— Мани, а откуда ты все это знаешь?
Мани развеселился:
— Да просто собаки очень умны.
— Ах, да, — ответила я. — А как же насчет боксеров и пуделей?
— Я одно время жил у очень богатого человека, — засмеялся
Мани. — Но сейчас я не хочу об этом говорить. Когда-нибудь ты все
узнаешь. Всему свое время. А теперь пора возвращаться домой, уже
довольно поздно.
Мани был прав, подошло время ужина. Мы побежали домой.
Но голода я почти не чувствовала, да и мысли мои были далеко. Мама
озабоченно смотрела на меня:
— Кира, что-то случилось?
Я только вздохнула в ответ. Ведь я не имела права ни о чем рассказывать.
И при этом мне надо было о многом подумать.
Наконец ужин закончился, я смогла отправиться в свою комнату
и тут же взялась за дело. Нужен был альбом для фотографий. Я
нашла старый поэтический альбом — он вполне сгодится. Теперь
нужно было наклеить в него фотографии компьютера и виды Калифорнии.
Удивительно, я не могла найти ни одной фотографии, ни
одного рекламного проспекта, ничего. Ну конечно, ведь даже я сама
не принимала свои мечты всерьез. Что ж, проспекты я раздобуду завтра
же. А сейчас можно заняться копилками.
Я разыскала коробку из-под конфет, проделала в ее крышке продолговатое
отверстие, какие бывают в свинье-копилке, и вывела фломастером
большими буквами “КОМПЬЮТЕР”. Потом я плотно заклеила
коробку скотчем. А как только найдется особенно красивая
фотография компьютера, я приклею на коробку и ее. Если снимок
будет достаточно большим, им можно заклеить всю крышку. И тогда
коробка будет выглядеть совсем как портативный компьютер — с
прорезью для монеток. Идея мне понравилась. Затем я взяла старый
ящичек из-под папиных сигар и написала на нем “САН-ФРАНЦИСКО”.
Ну вот, копилки у меня есть. Но что я могу в них положить?
Мне дают всего десять евро в месяц. На них можно купить разве что
24
один компакт-диск. Я задумалась. Если положить в каждую копилку,
например, по два с половиной евро, денег на компакт у меня не останется.
Решение далось нелегко. Но в конце концов я рассудила так:
или я через некоторое время смогу купить сразу несколько дисков,
или же я достигну своих более значительных целей. Пожалуй, лучше,
если я буду покупать диски только раз в два или три месяца.
Тогда я смогу экономить половину моих карманных денег. Эта мысль
нравилась мне все больше. В итоге я положила в каждую копилку по
два с половиной евро.
Я гордо смотрела на копилки. Внезапно они показались мне
огромными. Нет-нет, все непременно получится.. Я чувствовала себя
просто замечательно.
Я легла в постель, но была слишком взволнована, чтобы уснуть.
Я сегодня многому научилась. И какой увлекательной стала вдруг
моя жизнь! И уж точно, ни у кого нет такой замечательной собаки. В
ту ночь мне приснились Мани, Америка и компьютер.
Дэрил — мальчик, который много зарабатывает
— Кира, вставать пора! — раздался мамин голос.
Я бы проспала, если бы мама меня не разбудила. Мне кажется,
иногда людям хочется поспать подольше специально для того, чтобы
досмотреть свои сны.
Я потянулась в кровати. Мама раздвинула занавески и впустила
в комнату утро. Она осуждающе смотрела на беспорядок в моей
комнате. Ее взгляд упал на мои копилки мечты. Одну за другой мама
взяла их в руки и нахмурилась, прочитав надписи “КОМПЬЮТЕР”
и “САН-ФРАНЦИСКО”.
— Что это за бредовая идея? — спросила она. Меня бросило в
жар.
— Ты же знаешь, что я бы хотела поехать в США по программе
обмена. Кроме того, я подумала, что на компьютере смогу лучше делать
домашние задания. Но для всего этого мне нужно экономить.
Мама ошеломленно смотрела на меня. Она все еще держала по
копилке в каждой руке. Теперь она потрясла копилки. Монеты, лежавшие
в них, загремели.
— Внутри и в самом деле деньги, — удивилась мама. — Сколько
же там?
Разговор мне совсем не нравился.
— По два с половиной евро, — пробормотала я.
— Так-так, два с половиной евро на компьютер и два с половиной
евро на поездку в Америку. В таком случае это продлится недолго,
— мама усмехнулась. — Если на поездку нужно две с половиной
тысячи евро, то... — она начала считать в уме, что получалось у нее
не очень быстро, — то ты сможешь полететь туда через пятьдесят
лет! — справившись со счетом, захохотала она.
25
Ненавижу, когда мама смеется надо мной. Я показалась себе
такой глупой, что даже подступили слезы. Но чтобы мама увидела
меня плачущей? Я сдерживалась изо всех сил, но все равно заплакала,
отчего только еще сильнее рассердилась.
Мама вышла из комнаты и позвала отца:
— Георг, наша дочь, оказывается, финансовый гений, и она скоро
полетит в Сан-Франциско! Ха-ха-ха!
Я потеряла самообладание, высунулась в коридор и крикнула:
— И полечу, вот увидите. Причем, точно на будущий год, в летние
каникулы. И даже открытки вам не напишу! А вы можете оставаться
со своими долгами. Я, во всяком случае, помогать вам не стану!
Я захлопнула свою дверь, бросилась на кровать и горько заплакала.
Я злилась на себя саму. Лучше было промолчать. Охотнее всего я
бы растоптала свои копилки. Смешно! Конечно, из этого ничего не
получится. После школы я собиралась первым делом сказать Мани,
как глупа вся эта затея. В Америку, когда я стану уже бабушкой. Замечательно!
В школе тоже выдался не лучший день. Я никак не могла сосредоточиться.
Хорошо еще, что в тот день не было контрольной. Мне
бы ни за что не справиться. Я даже не разговаривала с Моникой, хотя
мы дружим и сидим за одной партой. Я сидела неподвижно, уставившись
в одну точку, и никак не могла дождаться конца занятий. Наконец,
Моника не выдержала моего молчания и настрочила мне записку.
Я, не читая, сунула ее в карман джинсов.
На перемене я быстрыми шагами вышла во двор. Мне хотелось
остаться одной. Но Моника побежала следом и догнала меня. Она
казалась обиженной.
— Что с тобой случилось? Ты больна или что-то потеряла, или
проблемы с родителями? Не волнуйся, все уладится. Или объявился
хозяин Мани?
— Ничего подобного, — прервала я Монику, иначе она бы целую
вечность продолжала задавать вопросы.
Она вообще очень много разговаривает. Слишком много. И она
не умеет хранить секреты. Поэтому Ясон, наш староста, всегда говорит,
что тот, кто что-то сообщает Монике, мог бы с таким же успехом
напечатать это в газете.
Но Моника продолжала расспрашивать. Как и все болтуны, она
была любопытна. Я поняла, что она не оставит меня в покое, и принялась
размышлять, что бы можно было ей сказать, не подвергая опасности
Мани. И решила в конце концов рассказать ей про мои копилки
мечты и про то, что мама меня высмеяла. Свой рассказ я закончила
следующими словами:
— Теперь мне обязательно нужно много денег, причем поскорее.
Моника непонимающе смотрела на меня:
26
— Ну, так попроси у бабушки с дедушкой, они обязательно дадут
тебе денег. Я бы так и сделала.
— Моника, моим бабушке с дедушкой самим-то едва хватает на
жизнь, — ответила я.
Родители Моники были богаты, а о моей семье этого никак нельзя
было сказать.
— Тогда обратись к своим тетушкам и дядюшкам, — предложила
она.
— Ты действуешь мне на нервы, — заявила я. — Наша семья
совсем не богата. У меня почти нет шансов получить деньги.
— Я допускаю, что тебе не у кого попросить денег. Но одно я
знаю точно: ты слишком быстро готова сдаться. Ты и не пытаешься
ничего сделать. И вообще ты всегда сначала думаешь о том, почему
ничего не получится. Ничего поэтому и не получается.
Нечто похожее говорил мне и Мани. Наверное, в этом есть частица
правды.
Да, Монику во многом можно было обвинить, но она и на самом
деле никогда не сдавалась. Она не была особенно талантливой
ученицей, но всегда ей удавалось как-то справляться с контрольными.
А ведь она, действительно, была не самой умной.
Перемена закончилась, и мы вернулись в класс. Я про себя решила
не быть такой враждебной.
Наконец уроки остались позади. Я побежала домой, торопливо
проглотила обед, взяла Мани на поводок и помчалась с ним в лес. Я
едва дождалась, чтобы мы добрались до нашего укрытия. И тут из
меня полилось:
— С твоими идеями у меня только одни неприятности. Мама
нашла копилки и посмеялась надо мной. Она подсчитала, что мне
понадобится пятьдесят лет, чтобы собрать деньги на поездку в Америку.
Но тогда я буду уже бабушкой.
Мани слушал молча, опустив голову. Он казался грустным. Наконец,
он тихо спросил:
— Ты действительно хочешь в Америку? И компьютер ты тоже
хочешь?
— Конечно, — решительно ответила я. Удивляясь самой себе, я
поняла, что благодаря визуализации, копилкам и наполовину готовому
альбому мечты я теперь хочу этого по-настоящему.
— Хорошо, — внимательно посмотрел на меня Мани. — Это и
есть самое главное. Речь не о том, знаешь ли ты уже, как это получить.
Куда важнее, что ты этого действительно хочешь. Иначе ты
сдашься при первых же трудностях.
Да, это так. Случай с мамой только придал мне настойчивости.
Я хотела добиться своего.
— Я никогда и не говорил, что это будет легко, — продолжал
Мани.
27
— Конечно. Но уж от мамы-то я этого никак не ожидала, —
простонала я.
— То, что причиняет нам боль, всегда приходит с самой неожиданной
стороны, — объяснил пес. — А теперь нам следует подумать,
как собрать нужную сумму прежде, чем ты станешь бабушкой.
— Это безнадежно, — возразила я. — Я уже говорила об этом с
Моникой. У меня нет богатых родственников, у которых я могла бы
попросить денег. Я просто в отчаянии.
Мани сердито поскреб лапой по земле:
— Не думай о том, чего сделать нельзя. Ты можешь работать,
чтобы зарабатывать деньги.
Я ужасно злилась на себя. Я ведь хотела отучиться видеть во
всем в первую очередь негативную сторону. Но как я, двенадцатилетняя
девчонка, смогу зарабатывать? Впрочем, одна идея у меня была.
— Я бы могла, наверное, регулярно стричь нашу лужайку. За
это я бы получала несколько евро.
Мани был не в восторге:
— Но ведь ты тоже живешь в этом доме и тоже пользуешься
садом. Само собой разумеется, что ты должна помогать. И требовать
за это у родителей денег ты не можешь. Кстати, твои родители очень
много делают для тебя — и не требуют за это платы.
— Ну, и как же мне в таком случае зарабатывать? — поинтересовалась
я.
— Нет ничего легче, — ответил Мани. — Позже я расскажу тебе
увлекательную историю об одном мальчике — его зовут Дэрил. К
семнадцати годам он успел уже заработать не один миллион, хотя
вообще-то он совершенно обыкновенный мальчик. Но сначала я хочу
сказать тебе что-то очень важное. Зарабатываешь ты деньги или нет,
зависит в первую очередь не от того, есть ли у тебя хорошие идеи. И
не от того, насколько ты хороша. Это зависит от того, насколько ты
уверена в себе.
— Насколько я уверена в себе? — передразнила я Мани. — Но
какая тут связь с умением зарабатывать?
Мани с достоинством поднялся, подчеркнув этим, что речь идет
об очень важных вещах:
— От твоей уверенности в себе зависит, считаешь ли ты себя на
что-то способной. Веришь ли ты в себя. Если ты в себя не веришь, то
ничего и не начнешь. А если не начинать, то ничего и не произойдет.
Я не была уверена, что правильно его поняла. Но тут мне пришло
в голову одно воспоминание. Недавно я забыла подготовиться к
контрольной работе. Наутро в школе одноклассники рассказывали
мне о предстоящей работе. Я знала, что умею быстро усваивать новое.
Поэтому я сбежала с двух первых уроков по искусству, устроилась
на скамеечке во дворе школы и занялась подготовкой к контрольной.
В результате я написала ее на “удовлетворительно”. Если бы я
28
не была уверена в себе, то даже и не пыталась бы в тот день что-то
выучить.
— Прекрасно, — обрадовался Мани. — Именно это и есть
уверенность в себе. Я опять успела забыть, что он умеет читать мои
мысли.
— Не думаю, — задумчиво произнесла я, — что я так уж сильно
уверена в себе.
— Верно, — подтвердил Мани. - — Но это легко поправимо.
Хочешь узнать, как?
— Конечно!
— Я объясню. Возьми чистую тетрадь или дневник и назови ее
“журналом успеха”. И записывай в эту тетрадь все, что тебе хорошо
удалось. Лучше всего, если ты будешь каждый день делать в твоем
журнале успеха не менее пяти записей. Кстати, это могут быть и совсем
маленькие дела. Поначалу тебе будет нелегко. Ты будешь спрашивать
себя, можно ли то или это считать действительно успехом. В
таком случае нужно всегда принимать решение “за”. Лучше, чтобы у
тебя был излишек уверенности в себе, чем страдать от ее недостатка.
Мани на мгновение задумался, а потом продолжил:
— И лучше всего начать немедленно. А мы встретимся позже,
после ужина. И тогда я расскажу тебе историю про Дэрила.
Я предпочла бы услышать историю про Дэрила сейчас же. Но я
все больше доверяла Мани. Похоже, он хорошо знал, что делает. Поэтому
я согласилась, и мы отправились обратно.
Дома я сразу же пошла в свою комнату, взяла старую школьную
тетрадку по химии и вырвала из нее немногие исписанные страницы.
Потом я наклеила на обложку аккуратную надпись: “Журнал успеха”.
Раскрыв тетрадь, я поставила на первой странице сегодняшнее
число и собралась было уже писать. Но что же мне вчера удалось
хорошо сделать? Я уставилась в пустую страницу. Очень долго мне
ничего не приходило в голову. Кроме того, быть может, что я подготовила
свои копилки мечты. Но, с другой стороны, я вовсе не была
уверена, что из этих копилок будет какой-то толк. Стоит ли в таком
случае писать об этом?
Потом я вспомнила, что говорил Мани: “Сначала ты часто будешь
сомневаться, записывать что-то или нет. В таком случае всегда
принимай решение “за”.
Поэтому я просто начала писать:
1. Смастерила две копилки мечты. Я сделала это, хотя и не совсем
уверена, поможет ли это. Но если бы я этого не сделала, то уж
точно бы не помогло.
2. В каждую копилку положила по два с половиной евро.
3. Начала альбом мечты.
4. Сегодня начала делать записи в журнале успеха.
29
5. Решила зарабатывать много денег.
6. Решила не сдаваться.
7. Больше узнать о деньгах и о том, как их зарабатывать.
Просмотрев еще раз свои записи, я вдруг почувствовала ужасную
гордость. Немного есть детей, которые делают что-нибудь подобное,
это точно. Я даже показалась самой себе чуть-чуть жутковатой.
Впрочем, наверное, все необычные люди кажутся немного сумасшедшими.
Тем временем пора было браться за уроки, потом мы ужинали, а
после этого мы с Мани отправились, наконец, в лес. Стояло лето, и
до темноты было еще далеко. Маме не понравилось, что я вечером
ухожу в лес, но ведь мне нужно было без помех поговорить с Мани.
Первым делом я гордо сообщила ему, что и в самом деле нашла
для журнала успеха целых пять дел, которые мне удались. Мани был
доволен.
Я же не могла дождаться, когда Мани начнет свой рассказ про
Дэрила.
Он не стал долго держать меня в напряжении и приступил к
повествованию:
— Дэрил однажды сам рассказал свою историю, а я при этом
присутствовал. Началось с того, что однажды, когда ему было восемь
лет, он захотел пойти в кино. Поскольку денег у него не было, перед
ним встал вопрос: попросить денег у родителей или заработать их
самому? И он решил заработать. Он приготовил лимонад и встал на
перекрестке, чтобы продавать его прохожим. К сожалению, стоял холодный
зимний день, и лимонад никто не покупал — за исключением
двух человек: его матери и его отца..
Вскоре у мальчика появилась возможность поговорить с неким
весьма преуспевающим бизнесменом. Когда Дэрил рассказал о своей
неудаче, бизнесмен дал ему два очень важных совета:
— В первую очередь думай о том, как решить проблемы других
людей. Тогда ты сможешь зарабатывать много денег. И, во-вторых,
всегда сосредоточивайся на том, что ты знаешь, можешь и что у тебя
есть.
Это были очень важные советы. Ведь есть столько вещей, которые
маленький восьмилетний мальчик еще не может делать. И вот он
шел по улице и размышлял о том, какие проблемы могут быть у людей
и что он мог бы сделать, чтобы решить эти проблемы.
Это было совсем не просто. Ничего подходящего не приходило
ему в голову. Но однажды его отец невольно натолкнул Дэрила на
правильную мысль. За завтраком он попросил сына принести ему
газету. А надо сказать, что в Америке почтальоны кладут газеты в
ящик, укрепленный на заборе перед домом. И если кто-то хочет завтракать
в уютном купальном халате и при этом читать газету, он должен
сначала выйти из теплого дома на холод и достать свою газету из
30
ящика.
Иногда надо пройти всего двадцать-тридцать метров, но под дождем
или на ветру и это достаточно неприятно.
Пока Дэрил нес отцу газету, у него появилась идея. В тот же
день он предложил своим соседям, что всего за один доллар в месяц
будет каждое утро вынимать газеты из ящика и подсовывать их под
дверь дома. Очень многие согласились. Вскоре у Дэрила было уже
более семидесяти клиентов. Когда прошел месяц и он собрал свой
первый заработок, мальчик ощутил себя на седьмом небе.
Он был счастлив, но не вполне удовлетворен, и принялся искать
другие возможности заработка. Теперь он вошел во вкус, и долго искать
ему не пришлось. Он предложил своим клиентам ставить мешки
с мусором перед дверями. Дэрил каждое утро относил их к мусорным
бакам — еще по доллару в месяц. Он заботился о домашних
животных, поливал комнатные растения, присматривал за домом, если
хозяева уезжали. Но никогда он не договаривался, чтобы ему платили
за проработанное время, а только за проделанную работу. Так ему
удавалось заработать гораздо больше.
В девять лет он научился обращаться с отцовским компьютером,
писать “рекламу”. И еще он начал записывать все приходившие
ему в голову мысли о том, как дети могут зарабатывать деньги. А
поскольку у него появлялись все новые и новые идеи, вскоре у Дэрила
собралась солидная коллекция. Мама помогала ему вести учет,
чтобы он знал, когда, с кого и сколько денег следует получить.
Дэрил привлек к делу и других детей в качестве помощников. За
это они получали половину того, что платили самому Дэрилу. Вскоре
у него в кармане было достаточно денег.
На мальчика обратил внимание один издатель и уговорил его
написать книгу под названием “250 советов; как дети могут зарабатывать”.
Книга получила большой успех. Так Дэрил в двенадцать лет
стал автором бестселлера.
Его заметили на телевидении и стали приглашать на
многочисленные детские шоу. Оказалось, что на экране мальчик выглядит
очень естественно и нравится зрителям. В пятнадцать лет он
стал ведущим собственного шоу. Теперь он и в самом деле невероятно
много зарабатывал благодаря телевизионным гонорарам и рекламе.
К семнадцати годам у Дэрила было уже несколько миллионов
долларов.
Свой рассказ Мани закончил вопросом:
— Как ты думаешь, Кира, что и какой момент имели решающее
значение в его истории?
Я еще находилась под впечатлением рассказанного и хотела ответить,
что решающим был успех Дэрила на телевидении. Но без своей
книги он не попал бы на телевидение. А без своего умения зарабаты31
вать деньги он не написал бы книги...
Мани прервал мои мысли:
— Правильно, все началось с того, что Дэрил сконцентрировался
на том, что он может, знает и что у него есть. И этого оказалось
вполне достаточно, чтобы он, ребенок, начал зарабатывать значительно
больше, чем многие взрослые. Взрослые нередко всю жизнь
концентрируются главным образом на том, чего они не могут, не знают
и чего у них нет.
— Значит, это снова вопрос веры в себя, — догадалась я. — Но
получится ли так здесь? В Америке детям, конечно, все дается намного
легче.
Мани громко залаял. Я испугалась, ведь он почти никогда не
лает. Может, нам угрожает опасность? Но ничего необычного видно
не было. И тут я вспомнила, что я только что сказала. Я чуть не откусила
себе язык. Ведь я опять сделала как раз то, чего не должна
была делать: сосредоточилась на том, чего не могла и чего у меня не
было. Я-то ведь живу не в Америке. Но и здесь наверняка найдутся
возможности.
Мани довольно проворчал:
— Отлично! Теперь мы оба заработали по галете. Я живо полезла
в карман и дала псу галету, которую он с аппетитом съел.
А я внезапно приободрилась. Обязательно найдется способ, которым
можно заработать. Я потрепала Мани по шее. Он казался очень
довольным и даже замурлыкал по-кошачьи. Через несколько минут
мы отправились домой.
Как моему кузену удается много зарабатывать
Этот разговор с Мани поверг меня в задумчивость. Я лежала в
кровати и размышляла. Обязательно нужно найти способ зарабатывать
деньги. Но как это устроить и с чего начинать? То, чего сумел
добиться Дарил, было чудесно. Но он, наверное, был исключением.
Кроме того, в Америке все это куда проще, чем у нас. И он из тех
мальчиков, которым родители очень многое позволяют. И наверное, я
все-таки еще слишком маленькая...
Но тут мне снова вспомнилось, что говорил Мани об уверенности
в себе. Если бы я больше верила в свои силы, мне было бы легче.
Я чуть не попала в ту же западню, что и вчера. Поэтому я решила
побыстрее снова взяться за журнал успеха. Две записи, которые можно
сделать, пришли мне в голову сразу:
1. Я умею хорошо хранить секреты.
2. Я не сдалась после того, как мама меня высмеяла.
Я подумала несколько минут и вскоре вспомнила еще о некоторых
своих успехах.
Записывая их, я продолжала думать о Дэриле и о том, знаю ли я
кого-либо, похожего на него. Замечательно было бы поговорить с та32
ким человеком.
Тут я вспомнила о моем двоюродном брате Марселе. Он старше
меня на десять месяцев. Мы видимся всего один-два раза в год, но,
насколько я знаю, у него всегда есть деньги. Правда, он очень противный,
и с ним невозможно нормально играть. Но, надеюсь, он сможет
мне сейчас помочь. Я тут же позвонила ему, хотя было уже довольно
поздно. Мне повезло, он еще не спал.
Как только Марсель взял трубку, я выложила ему мою просьбу:
— Алло, Марсель, это Кира. Мне нужно поговорить с тобой,
это очень важно. Я хочу на будущий год поехать в Сан-Франциско по
программе обмена, а для этого нужно много денег. Мама с папой помочь
мне не могут. Значит, нужно заработать самой.
— Нет ничего легче, — засмеялся Марсель. — Ну, ты меня и
удивила. Я-то всегда думал, что ты дурочка, которая интересуется
только куклами, и поэтому никогда не разговаривал с тобой всерьез.
А ты задаешь такой здравый вопрос.
Больше всего мне хотелось положить трубку. Какая наглость! И
это его заносчивое лягушачье лицо! С трудом мне удалось овладеть
собой:
— Ты не очень-то вежлив. Но, может, ты все-таки поделишься
со мной, как тебе удается зарабатывать деньги?
— Я думал, ты сразу положишь трубку и начнешь реветь, —
провоцирующе ответил он. — Но ты, видимо, не такая нюня, как я
думал. Знаешь, зарабатывать деньги и в самом деле несложно.
Если бы он знал, как я старалась не заплакать! Но я не подала
виду и спросила:
— Несложно?
Марсель задорно прыснул:
— Заработать можно повсюду. Нужно лишь хорошенько посмотреть
вокруг себя. — Он говорил точно так, как должен, был, помоему,
говорить и Дэрил. Но я все еще сомневалась:
— Ну, Марсель, как ты думаешь, сколько из моих друзей хотело
бы заработать? Но они ничего не могут найти.
— Значит, они плохо ищут. Или слишком много играют в куклы,
— возразил Марсель. Я начала сердиться. Если он еще раз напомнит
мне о куклах... Но Марсель продолжал:
— Кира, ты когда-нибудь пробовала по-настоящему искать работу?
Я имею в виду, пробовала ли ты весь день не думать ни о чем
другом, кроме того, как можно было бы заработать?
Должна признаться, что я и одного часа не посвятила этим раздумьям.
Честно говоря, я всегда очень быстро решала, что не смогу
найти возможностей заработка. Пришлось ответить на его вопрос
отрицательно.
— Вот видишь, — продолжал Марсель. — Потому ты ничего и
не нашла. Кто не ищет, тот может найти только по счастливой случай33
ности. И я скажу тебе, чем я зарабатываю: у меня своя собственная
фирма.
— Но ведь тебе, как и мне, только двенадцать лет, — удивленно
воскликнула я.
— И все-таки у меня своя фирма. Я разношу булочки, и у меня
уже четырнадцать клиентов.
— Тоже мне фирма, — мне стало смешно. — Ты вроде мальчишки
— разносчика газет. Только вместо газет ты разносишь булочки.
— Кукольные мозги, — проворчал Марсель. — Это совсем не
так, как ты думаешь. Я разношу булочки только по воскресеньям.
Тогда они стоят больше, чем в рабочие дни, и у большинства людей
нет никакого желания отправляться с утра в булочную. Поэтому я
предложил доставлять их заказы на дом. Наш пекарь очень симпатичный
человек, и он подал мне хорошую идею. Он продает мне
булочки по той же цене, что они стоят в рабочие дни. Поэтому на
каждой булочке я зарабатываю примерно десять центов. Кроме того,
за каждый заказ клиенты платят мне примерно семьдесят пять центов
дорожных расходов. Я работаю в воскресенье не дольше, чем дватри
часа, и зарабатываю в месяц более семидесяти евро.
— Семьдесят евро! Невероятно! — в восторге воскликнула я.
— И это еще не все, — горячился Марсель. — Три раза в неделю
после обеда я работаю в доме престарелых.
— Где-где? — я была совсем озадачена.
— В доме престарелых. Я хожу для стариков за покупками или
гуляю с ними. Иногда мы просто беседуем или играем. За это я получаю
от руководства пять евро в час. Получается еще от тридцати
пяти до сорока пяти евро в неделю, то есть примерно сто пятьдесят
евро в месяц.
— Это же получается больше двухсот евро в месяц. Здорово! —
восхитилась я.
Потом добавила, подумав:
— Но у нас поблизости нет дома престарелых:
— И тебя не зовут Марсель, и ты всего лишь девчонка, —
поддразнил он меня. — Ты должна поменьше думать о том, чего сделать
все равно не можешь, и искать те возможности, которые есть.
Ну вот, опять. Нельзя забывать об истории Дэрила. Он концентрировался
на том, что он знает, что может и что у него есть. А я
сосредоточилась на доме престарелых, которого поблизости нет. Это
было неразумно. И Мани все время говорил мне то же самое.
Марсель прервал мои мысли:
— Тебе следует подумать, что бы ты хотела делать. И о том, как
этим можно заработать. Именно так я и придумал дело с булочками.
Я очень люблю ездить на велосипеде. А теперь я этим и зарабатываю.
Это удивительное чувство, просто замечательное. Кстати, я каждый
день обзваниваю несколько человек и спрашиваю, не хотят ли они,
34
чтобы и им привозили булочки на дом. Моя цель — чтобы у меня
было пятьдесят клиентов. Тогда я стану зарабатывать более двухсот
пятидесяти евро в месяц.
Да, это впечатляло. А какие возможности были у меня?
— Боюсь, я не смогу придумать ничего, что могла бы делать, —
вздохнула я.
— А чем ты любишь заниматься? — спросил Марсель.
— Я люблю плавать и играть в кук... то есть, с кудлатыми собаками,
— поспешно сказала я.
— Вот и прекрасно, — горячо воскликнул Марсель. — И как же
можно этим зарабатывать?
— Зарабатывать на собаках? — наверное, это прозвучало довольно
глупо.
— Кукольные мозги! — крикнул Марсель. — Ты ведь должна
каждый день водить гулять твою собаку.
— Я не должна, я просто делаю это с удовольствием, — возразила
я. — И не называй меня кукольными мозгами.
— По заслугам, — заявил Марсель. — Ведь ты могла бы одновременно
водить гулять и другую собаку. И получать за это плату.
Мне это очень понравилось:
— Гениально. Ты умница, хотя у тебя и лягушачье лицо, — я
поблагодарила его и повесила трубку. Теперь надо все хорошенько
спланировать.
Я знала почти всех собак по соседству, и собаки меня тоже знали.
И большинство их них мне очень нравилось. А зарабатывать деньги,
гуляя с ними...
Множество мыслей проносилось в моей голове. Еще совсем недавно
я считала, что все мои родственники бедны. Но с тех пор, как я
сконцентрировалась на деньгах, мое мнение переменилось. Поэтому
я и вспомнила о Марселе. Да, этот трюк с концентрацией производит
сильное впечатление. И кто знает, куда это меня приведет. Я снова и
снова думала о Дэриле. Заснула я очень поздно.
На следующий день в школе я продолжала обдумывать свои планы.
По соседству с нами жил Наполеон, помесь овчарки, ротвейлера
и еще чего-то. Его хозяин смахивал на волка. Но в последнее время с
Наполеоном гуляла жена хозяина и, по всей видимости, это не доставляло
ей никакого удовольствия. Собака ее не очень слушалась, и
стоило на минутку отвлечься, как пес убегал прочь. Может, дело в
том, что женщина просто не умела правильно обращаться с собаками.
А ее муж, хозяин Наполеона, перенес недавно инсульт и теперь
не мог много ходить.
Я решила поговорить с “волком” и его женой, хотя не знала даже,
как их зовут.
Поэтому по дороге домой я сделала крюк и подошла к дому, где
жил Наполеон. Но у ворот решимость покинула меня. Что я скажу?
35
Какую плату могу я потребовать? Да и смогу ли я вообще заговорить
о деньгах? Наверное, я бы просто убежала, если бы не Наполеон,
дремавший в саду. Он узнал меня, подбежал к воротам и, по своей
привычке, громко завыл.
Хозяин подошел к окну посмотреть, кто пришел, и спросил, что
мне нужно. Это был удобный случай. Теперь или никогда. Я собрала
все свое мужество и выпалила:
— Я бы очень хотела поехать в США по программе обмена и
нуждаюсь для этого в деньгах. Я хочу их заработать. Я видела вашу
жену. Мне кажется, она не очень охотно гуляет с Наполеоном. И я
подумала, что могла бы каждый день выводить его. Как вы к этому
относитесь?
Я никак не могла поднять глаза. Лицо мое горело.
Он приветливо пригласил меня войти в дом:
— Я нахожу твою идею замечательной. Заходи, и мы обо всем
спокойно поговорим.
Его жена впустила меня, и мы устроились на кухне. Сначала я
не решалась даже посмотреть на “волка”, так свирепо он выглядел.
Поэтому меня обрадовало, что разговор начала его жена:
— Ты знаешь, для меня действительно слишком сложно каждый
день по три раза гулять с Наполеоном. А если поблизости оказывается
другая собака, то я просто не могу его удержать. А ты сможешь?
— Наполеон не уйдет от Мани, — ответила я. — А Мани будет
с нами. Мы могли бы вместе проверить это.
— Я видел, как ты умеешь обращаться с собаками, — вмешался
в разговор старый хозяин. — Думаю, никто не сможет делать это
лучше тебя. — Он повернулся к жене. — Элла, мы можем быть абсолютно
спокойны. У девочки природный талант в обращении с собаками.
Думаю, она с ними чуть ли не разговаривает.
Я постаралась спрятать улыбку. Если бы он знал... Пока старик
говорил с женой, я украдкой наблюдала за ним. Вблизи он оказался
вовсе не страшным. Может, немножко таинственным. Как будто у
него была полная приключений жизнь. Но при этом он выглядел очень
добродушным. И очень мудрым.
Он повернулся ко мне:
— Мы хотим сначала представиться. Нас зовут Элла и Вальдемар
Ханенкамп.
— А меня зовут Кира, Кира Клаусмюллер, — представилась я в
ответ.
— Очень приятно, барышня, — господин Ханенкамп с достоинством
кивнул. — Я хочу сделать тебе предложение: каждый день после
обеда ты будешь гулять с Наполеоном и чистить его щеткой. Кроме
того, ты научишь его быть послушнее, — он помолчал. — Сколько
ты хочешь за свои услуги?
36
Я опять покраснела. Об этом я еще не думала. Старики выжидательно
смотрели на меня. Что им ответить?
— Я, право, не знаю, — тихонько сказала я.
— Тогда предложение сделаю я, — сказал старик. — Как ты
отнесешься к одному евро в день?
Я принялась считать в уме. Вышло тридцать евро в месяц — в
три раза больше, чем мои карманные деньги. Да это же целое состояние!
Но хозяева неверно поняли мое молчание. Они решили, что я
разочарована. Поэтому они сделали новое предложение:
— И еще ты будешь получать по десять евро за каждый трюк,
которому научишь Наполеона.
На этот раз я поторопилась с ответом:
— Я считаю ваше предложение замечательным и очень рада ему.
Вы оба очень милые.
Старики довольно переглянулись:
— Ну что ж, тогда ты можешь начинать прямо сегодня, — с
надеждой сказала хозяйка.
— Разумеется, — ответила я и попрощалась. Ведь мама, наверное,
давно уже ждала меня к обеду.
Как в тумане, бежала я домой. Как легко, оказывается, найти
заработок, ликующе повторяла я про себя. Я сияла, как новенькая
монетка, и радостно напевала вслух.
Оказавшись дома, я первым делом ласково обняла Мани и прошептала
ему на ухо, что теперь начну зарабатывать деньги. Он торжественно
протянул мне лапу. Видно было, что он очень рад.
Сразу после обеда я позвонила Марселю и рассказала ему о своей
первой работе.
— Вот видишь, Кира, все-таки получилось, — только и сказал
он. Я была немножко разочарована, потому что ожидала похвалы.
Но потом я обратила внимание, что он впервые назвал меня не “кукольным
мозгами”, а по имени. Это был добрый знак.
— Но я хочу напомнить тебе два важных правила. Во-первых,
ты не должна ограничиваться только одной-единственной работой.
Она может закончиться куда скорее, чем ты думаешь. Поэтому займись
поисками дополнительной работы.
Это показалось мне преувеличенным, но я решила все-таки
последовать совету кузена.
— Во-вторых, — продолжал Марсель, — у тебя обязательно появятся
проблемы. Проблемы, на которые ты сейчас не рассчитываешь.
Тогда и выяснится, нюня ты с кукольными мозгами или человек,
достойный того, чтобы зарабатывать деньги. Ведь если все идет хорошо,
зарабатывать может каждый. Но когда появляются трудности,
тогда все становится ясно.
Я не представляла пока, что делать со вторым советом, но тем
не менее вежливо поблагодарила и отправилась вместе с Мани за
37
Наполеоном. Как я и думала, Наполеон оказался очень симпатичным
псом. Он ужасно обрадовался, что может поиграть с Мани. Обе собаки
азартно, до изнеможения гоняли мячик, который я принесла с
собой.
Правда, когда поблизости оказывались другие собаки, я не могла
удержать Наполеона. Поэтому я решила в ближайшие дни научить
его садиться и ложиться по команде. А потом я научу его послушно
ложиться, если рядом оказываются чужие собаки.
Вернувшись наконец домой, я обнаружила, что у нас гостья —
моя тетя Эрна. Хотя она и жила всего в тридцати пяти километрах от
нас, мы давно ее не видели. Она не приезжала с тех пор, как у нас
появился Мани.
Когда мы здоровались, тетин взгляд упал на белого Лабрадора.
Мама объяснила, что собака сама пришла к нам и что мы так и не
смогли найти ее владельца. Тетя Эрна, наморщив лоб, очень внимательно
осмотрела Мани. Похоже, что-то было не так.
— Сколько времени собака живет у вас? — спросила она, не
сводя глаз с Мани.
— Около девяти месяцев, — ответила мама.
— Думаю, у меня есть для вас важная новость, — очень серьезно
сказала тетя Эрна. — Я почти уверена, что знаю, чья это собака.
— Это моя собака, — поспешила заявить я.
— Нет, она принадлежит человеку, который живет недалеко от
нас, — настаивала тетя.
Я почувствовала страх.
— Но теперь он наш, раз он так долго живет у нас, — упрямо
крикнула я.
— Не кричи на тетю Эрну, — мама строго посмотрела на меня.
— Что это за манеры?
У меня зашумело в голове, а в животе появилось какое-то
неприятное чувство — паническое чувство собственного бессилия.
Как будто издалека услышала я папин голос:
— Ну что ж, завтра мы поедем с Мани к этому человеку и все
решим.
Я не хотела больше ничего знать и выбежала из комнаты. Мани
последовал за мной. Оказавшись у себя, я заперла дверь и бросилась
на кровать. Я плохо соображала, но одно знала совершенно точно: ни
за что не соглашусь я отдать Мани. После всего, что с нами случилось,
мы принадлежали друг другу. Уж лучше я убегу с ним из дому.
Мани положил голову мне на колени и смотрел мне в глаза. Ему
не нужно было ничего говорить. Я все читала в его глазах. Он от
меня не уйдет.




Комментариев нет:

Отправить комментарий