пятница, 13 мая 2011 г.

Робин С. Шарма   "Монах, который продал свой «феррари»

2 часть 

 ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Древнее искусство руководства собою

Добрые люди беспрестанно укрепляют себя.

                                                              Конфуций


— Время летит быстро, — сказал Джулиан, прежде чем налить себе еще одну чашку чая. — Скоро будет све тать. Ты хочешь, чтобы я продолжал, или тебе достаточ но для одной ночи?
Я не мог допустить, чтобы этот человек, у которого в руках были такие зерна мудрости, прервал свой рассказ. Поначалу его история казалась мне фантастичной. Но чем больше я его слушал, тем больше впитывал вечную мудрость, которая таилась в его словах, тем глубже верил в то, что он говорил. Это были не поверхностные, самодовольные разглагольствования самозванца. Джулиан знал, что говорил. Он сам прошел этот путь. И его история звучала правдиво. Я доверял ему.
— Продолжай, пожалуйста, Джулиан. У меня еще много времени. Дети ночуют сегодня в доме моих роди телей, а Дженни не проснется до утра.
Чувствуя мою искренность, он продолжил говорить о притче, которую поведал ему Йог Раман, иллюстрируя мудрость воспитания в себе более богатой, более просветленной жизни. — Я сказал тебе, что сад символизирует плодород ный сад твоего сознания, сад, наполненный восхититель ными сокровищами и бесконечным богатством. Я также говорил о маяке и о том, что он олицетворяет силу целей и важность определения твоего призвания в жизни. По мнишь, в притче дверь маяка медленно открывается и наружу выходит трехметрового роста и весом в полтонны японский борец сумо. — Прямо как в плохом фильме о Годзилле. — Мальчишкой я любил такие фильмы. — Я тоже. Но не позволяй мне отвлекать тебя, — ответил я. — Борец сумо символизирует очень важный элемент си стемы изменения жизни Мудрецов Сиваны. Йог Раман ска зал мне, что много столетий тому назад великие мудрецы Древнего Востока разработали и усовершенствовали фило софию, которая называется кайзен. Это японское слово обо значает постоянное и никогда не прекращающееся усовер шенствование. И это визитная карточка каждого человека, живущего возвышенной, осознанной жизнью.

— И как это знание кайзен обогащало жизнь мудрецов? — спросил я.
Как я уже говорил, Джон, внешний успех начина ется с успеха внутреннего. Если ты действительно хочешь улучшить свой внешний мир, будь это здоровье, взаимо отношения с другими людьми или финансовое положе ние, ты должен сначала улучшить свой внутренний мир. Самый эффективный способ сделать это — практика постоянного самосовершенствования. Овладение самим собой — суть жизненного мастерства. — Джулиан, я надеюсь, ты не будешь против, если я скажу, что весь этот разговор о «внутреннем мире» чело века звучит для меня больше, чем простая эзотерика. Помни, я просто адвокат среднего уровня, живущий в зеленом пригороде, с машиной и газонокосилкой в гара же. Пока что все, что ты мне рассказывал, имеет смысл. Во всяком случае, многое из того, чем ты со мной поде лился, похоже на здравый смысл, хотя я знаю, что здра вый смысл — это все что угодно, только не то, что обще принято в наше время. У меня небольшие сложности с этим понятием кайзен и совершенствованием своего внут реннего мира. О чем именно мы здесь сейчас говорим?
Джулиан живо ответил: — В нашем обществе мы часто несведущих людей счи таем слабыми. Однако те, кто признаются в своем недо статке знаний и пытаются учиться, находят путь к озаре нию раньше других. Ты честен в этих вопросах и тем самым показываешь, что открыт новым идеям. Переме на — это самая мощная сила в нашем обществе сегодня. Большинство людей боятся перемен, мудрые же люди принимают их. Тот, у кого разум открыт новым знани ям, — тот, чья чаша пуста, — будет всегда двигаться к высшим уровням достижения и самореализации. Ни когда не бойся задавать себе даже самые простые вопро сы. Вопросы — это самый эффективный метод просвет ленного знания. — Спасибо. Но мне все еще не ясна идея кайзен. — Когда я говорю об улучшении твоего внутреннего мира, я просто говорю о самосовершенствовании и лич ном росте, и это лучшее, что ты можешь для себя сде лать. Ты можешь подумать, что слишком занят, чтобы тратить время, работая над самим собой. Это было бы
ПО очень большой ошибкой. Видишь ли, если ты найдешь время воспитать в себе сильный характер, полный дисциплины, энергии, воли и оптимизма, то сможешь иметь все что угодно, и делать все, что ты хочешь, в своем внешнем мире. Когда ты воспитаешь в себе глубокое ощущение веры в свои способности и несгибаемый дух, ничто не сможет лишить тебя удачи во всех твоих начинаниях и жизни, полной вознаграждений. Найди время заняться совершенствованием своего сознания, заботой о своем теле и воспитанием своей души, и ты получишь возможность привлечь в свою жизнь богатство и жизненную силу. Как много лет назад сказал Эпиктет: «Никто не свободен, если он не господин самому себе». — Получается, кайзен действительно очень практич ное знание. — Очень. Подумай об этом, Джон. Как мог бы человек теоретически управлять корпорацией, если он не может ру ководить даже собой? Как ты можешь создать и воспиты вать семью, если ты не научился воспитывать себя? Как ты теоретически можешь делать добро, если ты просто плохо себя чувствуешь? Ты понимаешь, о чем я говорю?
Я кивнул в полном согласии. Первый раз в своей жизни я допустил серьезную мысль о важности самосовершенствования. Я всегда думал, что все те люди, которых я порой встречал в метро за чтением книг с такими названиями, как «Сила Положительного Мышления» или «Радость Самопознания», были душевнобольными, отчаянно ищущими какое‑то лекарство, способное вернуть их к жизни. Сейчас я осознал, что люди, нашедшие время усилить себя духовно, были самыми сильными и что только путем самосовершенствования человек может получить надежду улучшить жизни многих других. Затем я задумался о всех тех вещах, которые мог улучшить. Мне действительно пригодились бы дополнительная энергия и крепкое здоровье, которые могла бы дать работа над самим собой. Избавившись от своего скверного характера и привычки прерывать других, я мог бы улучшить взаимоотношения с женой и детьми. А справившись с привычкой беспокоиться, я приобрел бы спокойствие сознания и ощущение счастья, которые я так долго искал. Чем больше я думал об этом, тем больше видел возможностей к улучшению.
Когда я начал осознавать все положительное, что вошло бы в мою жизнь благодаря воспитанию хороших привычек, я пришел в возбуждение. Но я понимал, что Джулиан говорил о чем‑то более важном, чем просто о ежедневных упражнениях, здоровой диете и уравновешенной жизни. То, что он постиг в Гималаях, было намного глубже и значительнее, чем это. Он говорил о важности воспитания силы характера, развития осознанного мышления и мужества в жизни. Он рассказывал мне о том, что эти три качества приведут не только к добродетельной жизни, но и к жизни, полной достижений, удовлетворения и внутреннего спокойствия. Мужество — это качество, которое может воспитывать в себе каждый, это то, что в конечном итоге приносит высокие дивиденды. — Как же мужество связано с управлением самим со бой и личностным развитием? — вслух поинтересовался я.
Мужество позволяет тебе вести свою собственную игру. Мужество позволяет делать тебе все, что ты хочешь, потому что ты знаешь, что это правильно. Мужество дает тебе контроль над самим собой, чтоб упорствовать там, где другие уже потерпели неудачу. Наконец, степень му жества, с которым ты живешь, определяет уровень реа лизации твоих способностей. Оно позволит тебе по‑настоящему реализовать все чудеса эпопеи, которой является твоя жизнь. И те, кто совершенствуют себя, обладают огромным мужеством.
— Ну хорошо. Я понимаю значение работы над са мим собой. С чего мне начинать?
Джулиан вернулся к своему разговору с Йогом Рама‑ном высоко в горах в ту звездную прекрасную ночь. — Вначале у меня тоже были проблемы с понятием самосовершенствования. В конце концов, я был извест ным, прошедшим школу Гарварда юристом. У меня не было времени для новомодных теорий, которые мне на вязывали слонявшиеся по аэропорту небрежно приче санные люди. Я ошибался. Это было то ограниченное мышление, которое сдерживало мою жизнь все эти годы. Чем больше я слушал Йога Рамана и чем больше заду мывался о боли и страдании моего бывшего мира, тем больше я приветствовал в моей новой жизни филосо фию кайзен, философию постоянного и никогда не пре кращающегося обогащения сознания, тела и души, — продолжал Джулиан. — Почему я в последнее время так много слышу о «сознании, теле и душе»? Кажется, я не могу включить телевизор, чтобы кто‑то не заговорил об этом. — Улучшение твоего сознания без совершенствова ния твоих физических способностей было бы ложной по бедой. Достигнув максимального уровня возможностей сознания и тела, но не воспитав душу, ты почувствовал бы опустошенность и нереализованность. Но когда ты потратишь всю свою энергию на раскрепощение полно го потенциала этих трех человеческих дарований, ты вку сишь божественный восторг просветленной жизни.
— Ты сильно меня взволновал, дружище. — Что касается твоего вопроса, с чего начать, — обе щаю, что открою тебе несколько древних могуществен ных приемов прямо сейчас. Но сначала я хочу тебе кое— что продемонстрировать. Прими позу отжиманий от пола. — Так, Джулиан стал сержантом по строевой подго товке, — подумал я. Но любопытство и желание оста вить мою чашу пустой взяли верх, и я покорился. — Сейчас сделай столько отжиманий, сколько ты спо собен сделать. Не останавливайся, пока ты действитель но не убедишься, что больше сделать не можешь.
Я боролся с упражнениями, моя стокилограммовая оболочка не привыкла напрягаться больше, чем того требовалось для похода в ближайший МакДональдс с детьми или для игры в гольф с партнерами по юриспруденции. Первые пятнадцать отжиманий были настоящей агонией. К моему напряжению добавилась еще жара той летней ночи, и я весь взмок. Однако я был твердо настроен не показывать никаких признаков усталости и продолжал, пока мое тщеславие не начало сдавать вместе с моими руками. На двадцать третьем отжимании я сдался. — Больше не могу, Джулиан. Это убивает меня. Что ты пытаешься доказать? — Ты уверен, что больше не можешь отжаться? — Уверен. Хватит, дай мне отдохнуть. Единствен ный урок, который я из этого усвоил, — так это то, что нужно сделать, чтобы заработать инфаркт. — Сделай еще десять. Потом можешь отдохнуть, — скомандовал Джулиан. — Ты, должно быть, шутишь!
Но я продолжал. Один. Два. Пять. Восемь. И наконец десять. В полном изнеможении я свалился на пол.

— Я испытал точно такую же муку в ту ночь с Йогом Раманом, когда он поведал мне свою притчу, — сказал Джулиан. — Он сказал мне, что боль — великий учи тель.? — Что может теоретически вынести человек из по добного опыта? — спросил я без дыхания.
— Йог Раман и все мудрецы Сиваны считали, что люди больше всего растут тогда, когда попадают в Зону Неизвестного. — Хорошо. Но как это связано с моими отжимания ми от пола? — Ты сказал мне, отжавшись от пола двадцать три раза, что больше не можешь. Ты сказал мне, что это предел тво их возможностей. Все же, когда я заставил тебя отжаться больше, ты сделал еще десять отжиманий. У тебя были скрытые возможности, и когда ты стал черпать свои ре сурсы, ты получил больше. Йог Раман открыл мне одну фундаментальную истину: Единственные границы в твоей жизни — это те, которые ты устанавливаешь для себя сам. Когда ты осмелишься выйти из своего круга ком форта и исследовать неизвестное, ты начнешь высвобож дать свои настоящие возможности. Это первый шаг к овладению собой и влиянию на каждое обстоятельство в жизни. Когда ты пробиваешься за свои собственные гра ницы, так, как сделал это только что, ты раскрепощаешь свои умственные и физические резервы, о существовании которых и не подозревал.
— Впечатляюще, — подумал я. — Как раз недавно я прочитал о том, что в среднем человек использует лишь сотую долю своих возможностей. Мне стало любопытно, что бы мы могли сделать, начни использовать весь объем наших способностей. Джулиан почувствовал, что попал в самую точку.
— Практикуй искусство кайзен каждый день с упор ством. Работай настойчиво над совершенствованием сво его сознания и тела. Воспитай свой дух. Делай то, чего ты боишься. Начни жить с энергией и безграничным вооду шевлением. Смотри на восход солнца. Танцуй в струях дождя. Будь личностью, о которой ты мечтал. Делай то, что ты всегда хотел, но никогда раньше не делал, уверяя себя, что ты был слишком молод, слишком стар, слиш ком богат или слишком беден. Готовься жить возвышен ной, полной активности жизнью. На Востоке говорят, что счастье благоприятствует подготовленному сознанию. Я полагаю, что жизнь благоприятствует подготовленно му сознанию.
Джулиан продолжал свой воодушевленный рассказ:
— Определи вещи, которые сдерживают тебя. Ты бо ишься публичных выступлений или у тебя не складыва ются взаимоотношения с другими людьми? Тебе не хва тает положительного отношения или тебе нужно больше энергии? Напиши список своих слабостей. Удовлетворен ные жизнью люди размышляют значительно больше дру гих. Найди время подумать о том, что мешает тебе жить той жизнью, которой ты действительно хочешь жить.
Как только ты определишь свои слабые стороны, ты должен будешь повернуться к ним лицом и сразиться со своими страхами. Если ты боишься публичных выступлений, дай себе слово двадцать раз выступить с речью. Если боишься начать новое дело или прекратить ненужные отношения, собери все свои внутренние силы и сделай это. Это могло бы быть твоим первым глотком настоящей свободы за все эти годы. Страх — всего лишь вымышленное тобой же чудовище, отрицательное направление сознания.

— Страх — всего лишь отрицательное направление сознания? Мне это нравится. Ты имеешь в виду, что все мои страхи не что иное, как выдуманные маленькие злые гномы, закравшиеся в мое сознание за все эти годы? — Точно, Джон. Каждый раз они удерживали тебя от поступка, и, поддавшись им, ты подливал масло в огонь. Но когда ты покоришь свои страхи, ты завоюешь свою жизнь. — Мне нужен пример. — Конечно. Давай возьмем выступления на публи ке — то, чего большинство людей боятся больше смерти. Когда я был адвокатом, я действительно видел юристов, боявшихся войти в зал суда. Они могли сделать что угод но, даже отказаться вести дела своих постоянных клиен тов, только бы избежать муки выступления в перепол ненном зале суда. — Я их тоже видел. — Ты действительно думаешь, что они родились с этим страхом? — Надеюсь, что нет.

— Понаблюдай за ребенком. У него нет никаких ограничений. Его сознание — это великолепная панора— маспособностейивозможностей. Еслисознаниеребенка правильно развивать, оно приведет его к величию. За полненное отрицательными мыслями, сознание может, в лучшем случае, сформировать посредственную личность. Я хочу сказать, что всякий опыт, будь то публичные вы ступления, обращение к шефу с просьбой о повышении, купание в залитом солнцем озере или прогулка по пляжу в лунную ночь, для человека или мучителен, или приятен. И таким его делает именно сознание.
Интересно.

— Ребенка можно воспитать так, что сверкающий сол нечный день будет вызывать у него тоску. Ребенка мож но воспитать так, что щенка он будет воспринимать как ужасное животное. Взрослого можно натренировать вос принимать наркотик как приятный способ для расслабле ния. Все дело в правилах игры, не так ли? — Конечно. — То же справедливо и по отношению к страху. Страх — это условная реакция. Это опустошающая жизнь привычка, которая легко может поглотить и уничтожить твою энергию, творческую силу и индивидуальность, если ты неосторожен. Когда страх поднимает свою безобраз ную голову, скорей низвергни его. Лучший способ сде лать это — это сделать то, чего ты боишься. Пойми ана томию страха. Это твое собственное создание. Подобно любому другому созданию, его так же легко уничтожить, как и возвысить. Методично ищи и затем уничтожай страх, который тайно проник в крепость твоего сознания. Уже один этот шаг даст тебе огромную уверенность в себе, счастье и спокойствие сознания.

— Может ли сознание быть совершенно бесстраш ным? — спросил я. — Великолепный вопрос. Мой ответ однозначен и эмоционален: «Да!» Каждый из мудрецов Сиваны был абсолютно бесстрашен. Я видел это по тому, как они хо дили. Я видел это по тому, как они говорили. Я видел это, когда заглядывал им глубоко в глаза. Я еще скажу тебе кое‑что, Джон.
— Что? — спросил я, зачарованный услышанным. — Я тоже бесстрашен. Я знаю себя и я пришел к по ниманию того, что мое естественное состояние — это со стояние неукротимой силы и безграничных возможностей. Дело в том, что все эти годы я был охвачен самопренебрежением и неуравновешенным мышлением. Я скажу тебе еще одну вещь. Когда ты сотрешь страх из своего сознания, ты станешь выглядеть моложе и твое здоровье намного улучшится. — Ну да, известная взаимосвязь сознание‑тело, — ответил я, надеясь скрыть свое невежество. — Да. Мудрецы Востока знают об этом более пяти ты сяч лет. Вряд ли это что‑то новомодное, — сказал он, и широкая улыбка озарила его лицо. — Мудрецы поделились со мной еще одним могущественным принципом, о котором я часто вспоминаю. Я думаю, он будет бесценен для тебя в твоем поиске истины. Этот принцип был моей движущей силой в те минуты, когда я чувствовал, что отношусь к ве щам легкомысленно. Его суть можно выразить очень крат ко: что отличает людей состоявшихся от тех, кто никогда не жил вдохновенной жизнью, — так это то, что состоявшиеся люди совершают поступки, которые менее развитые люди совершать не любят. По‑настоящему просветленные люди — те, кто каждый день испытывая глубокое счастье, готовы отложить кратковременное удовольствие ради возможности долговременного чувства удовлетворения. Итак, они блоки руют свои слабости и страхи, даже если это погружение в зону неизвестного в какой‑то степени связано с дискомфор том. Они решают жить по мудрости кайзен, непрерывно и постоянно улучшая каждый аспект своей личности. Со вре менем те вещи, которые были когда‑то трудновыполнимы ми, становятся легкими. Страхи, которые когда‑то удержи вали от счастья, здоровья и процветания, рушатся, как карточный домик, опрокинутый ветром.
Так что, ты предлагаешь мне изменить себя преж де, чем я изменю свою жизнь? — Да. Это похоже на старую историю, рассказанную мне любимым профессором на юрфаке. Однажды вече ром отец отдыхал с газетой в руках после долгого рабоче го дня. Его маленький сын, которому хотелось играть, надоедал ему. В конце концов потерявший терпение отец вырвал изображение земного шара из газеты и разорвал его на мелкие кусочки. «Вот, сынок, попробуй сложить все заново», — сказал он, надеясь, что это отвлечет вни мание малыша надолго, а он закончит читать свою газету. К его удивлению, уже через минуту сын вернулся с пол ностью собранным изображением. Когда пораженный отец спросил сына, как это ему удалось, малыш улыбнул ся и ответил: «Пап, на другой стороне земного шара была фотография человека, и как только я собрал человека вме сте, мир пришел в порядок». — Это отличный рассказ. — Ты видишь, Джон, самые мудрые люди, которых я встречал в своей жизни, от мудрецов Сиваны до профессо ров Гарварда, казалось, знали главную формулу счастья. — Продолжай, продолжай, — сказал я с ноткой не терпения. — Это именно то, о чем я говорил раньше: счастье приходит тогда, когда ты постепенно реализуешь до стойную цель. Когда ты делаешь то, что тебе действи тельно нравится, ты наверняка достигаешь глубокого удовлетворения.

— Если счастье приходит ко всем, кто просто делает то, что нравится делать, почему же так много несчастных людей?
Справедливое замечание, Джон. Делать то, что ты любишь, скажем, отказаться от работы, которая тебя в данный момент кормит, чтобы стать актером, или сменить не важное для тебя занятие на значительное, невозможно, не обладая большим мужеством. Это требует от тебя выхода из зоны комфорта. И перемена всегда несет с собой неудобства. Она также нечто большее, чем небольшой риск. Но сказав себе все это, ты поймешь, что это самый надежный способ создать более счастливую жизнь. — Как именно человек воспитывает в себе мужество? — Точно так же, как в той истории: как только ты «соберешь себя вместе», мир будет в порядке. Как толь ко ты усовершенствуешь свое сознание, тело и характер, счастье и достаток как по волшебству наполнят твою жизнь. Но ты должен проводить какое‑то время, работая над собой, даже если это будет десять или пятнадцать минут в день. — А что символизирует собой японский борец сумо, ростом в три метра и весом в полтонны в притче Йога Рамана? — Наш дюжий друг послужит тебе постоянным на поминанием о силе кайзен, силе постоянного самосовер шенствования и прогресса.
В течение каких‑то нескольких часов Джулиан раскрыл мне наиболее могущественные — и самые поразительные — знания, которые я когда‑либо слышал за всю свою жизнь. Я узнал о магии своего собственного сознания, сокровищнице наших возможностей. Я овладел чрезвычайно практичными методами и приемами для достижения спокойствия сознания и концентрации его силы на своих желаниях и мечтах. Я узнал о важности определения конкретной цели в жизни и установлении четких целей для каждого аспекта своего личного, профессионального и духовного мира. Сейчас Джулиан поведал мне вечный принцип владения собой: кайзен. — Как я могу практиковать искусство кайзен?
— Я расскажу тебе десять древних, но чрезвычайно эф— — фективных ритуалов, которые приведут тебя к конечной цели путешествия по пути личного совершенствования. Если ты будешь применять их ежедневно, не сомневаясь в их полез ности, ты почувствуешь замечательные результаты уже че рез месяц, начиная с сегодняшнего дня. Если ты будешь про должать применять эти приемы, сделав их повседневными привычками, ты навернякадобьешься состояния совершен ного здоровья, безграничной энергии, продолжительного счастья и спокойствия сознания. В конечном итоге ты по стигнешь свое божественное назначение — поскольку это твое право от рождения. Йог Раман открыл мне десять ри туалов, которые он назвал «утонченными», и думаю, ты со гласишься, что я — живое доказательство их силы. Просто послушай, что я тебе расскажу, и сам суди о результатах. — Результаты, изменяющие жизнь всего за тридцать дней? — с недоверием спросил я. — Да. Надо уделять хотя бы один час в день в тече ние тридцати дней для отработки тех приемов, о которых я сейчас тебе расскажу. Это единственная жертва, кото рая от тебя требуется. И пожалуйста, не рассказывай мне, что у тебя нет времени. — Но у меня его действительно нет, — искренне ска зал я. — Моя юридическая практика процветает. Я не могу для себя найти и десяти минут, не говоря уже об одном часе, Джулиан.
Я уже говорил: заявлять, что у тебя нет времени заняться собой, будь это совершенствование своего ума или воспитание духа, — это все равно что говорить, что тебе некогда заехать на заправочную станцию из‑за того, что ты спешишь. Рано или поздно это придется сделать.

— Правда? — Позволь мне выразить это так. Ты очень похож на суперскоростной гоночный автомобиль стоимостью в мил лионы долларов, ухоженный, напичканный последними чудесами техники. — Ну спасибо тебе, Джулиан. — Твой разум — самое удивительное творение при роды, а твое тело способно на подвиги, которые могли бы удивить тебя. — Принимается. — Зная цену этого высокоскоростного и дорогостоя щего автомобиля, разумно было бы гонять его ежедневно на полную мощность, не давая даже на минуту остыть двигателю? — Конечно, нет. — Ну тогда почему ты не находишь время каждый день, чтобы приостановиться самому и немного передохнуть? По чему ты не находишь время для охлаждения супердвигате ля своего разума? Улавливаешь? Найти время для восста новления себя самого — это самое важное, что ты можешь сделать. Как это ни парадоксально, но, высвободив немного времени из своего сумасшедшего графика для самосовер шенствования и обогащения собственной личности, ты резко повысишь свою производительность, когда вернешься к работе. — Один час в день на протяжении тридцати суток — это все, что нужно?
Это та магическая формула, которую я всегда ис кал. В свое время я без колебаний выложил бы за нее пару миллионов долларов, если бы понимал, насколько она важна. Я и не подозревал, что ее можно получить бесплатно, как и все бесценные знания. Ну уж если ты взялся, ты должен придерживаться дисциплины и каждый день применять стратегии, заключенные в этой формуле, с глубокой убежденностью в их ценности. Это не моментальная сделка. Если уж ввязался, то это надолго. — Что ты имеешь в виду? — Проводя один час в день в работе над самим со бой, ты, безусловно, получишь существенные результа ты через тридцать дней, при условии, что ты все дела ешь правильно. Чтобы воспитать в себе новую привычку, нужно около месяца. После этого стратегии и приемы, которыми ты овладеешь, станут твоим вторым «я». Смысл в том, что ты должен продолжать практиковать их каждый день, если хочешь и дальше получать результаты.
— Что ж, справедливо, — согласился я. Джулиану не сомненно удалось добраться до источника жизненной энер гии и внутреннего спокойствия в собственной жизни. И вправду, его перевоплощение из немощного немолодого юриста в искрящегося жизнью энергичного философа было просто настоящим чудом. В этот момент я решил посвя тить один час в день внедрению в свою жизнь приемов и принципов, о которых мне предстояло узнать. Я решил, что прежде чем изменять других, что раньше было моим обыденным занятием, я стану работать над улучшением себя самого. Может быть, я тоже смогу перевоплотиться по добно Мэнтлу. Наверняка стоило попробовать.
В ту ночь, сидя на полу своей уставленной вещами гостиной, я познал то, что Джулиан называл «Десятью Ритуалами Искрящейся Жизни». Одни из них требовали от меня определенной концентрации усилий, другие же можно было выполнять без какого‑либо напряжения. Но все они завораживали обещаниями необычного. — Первая стратегия была известна мудрецам как Ритуал Одиночества. Имеется в виду, что в твоем еже дневном графике должен быть предусмотрен обязатель ный период покоя. — А что такое период покоя? — Это период времени, может быть пятнадцать ми нут, а может быть и все пятьдесят, в течение которого ты познаешь исцеляющую силу тишины и приходишь к по ниманию того, кто ты есть на самом деле, — объяснил Джулиан. — Тот самый перерыв для моего перегретого двигате ля? — предположил я, слегка улыбнувшись. — Очень удачное сравнение. Ты когда‑нибудь отправ лялся в длинную автомобильную поездку со всей семьей? — Конечно. Каждое лето мы ездим на острова, чтоб провести пару недель с родителями Дженни. — Хорошо. А ты делаешь небольшие остановки по пути? — Ну да. Перекусить, или если клонит ко сну, после того как я шесть часов подряд терпел возню своих малы шей на заднем сиденье. — Так вот представь Ритуал Одиночества как имен но такую остановку для твоей души. Его цель — это са мообновление, достигается оно пребыванием в одиноче стве, когда ты как бы закутываешься в прекрасное одеяло тишины. — А что дает тишина?
Хороший вопрос. Одиночество и покой соединя ют тебя с твоим творческим источником и высвобождают безграничный разум Вселенной. Видишь ли, Джон, ра зум подобен озеру. В нашем суматошном мире сознание большинства людей не спокойно. Мы полны внутренних волнений. Однако, просто находя время, чтобы побыть неподвижным и спокойным каждый день, мы делаем озеро нашего сознания гладким, как зеркало. Внутреннее спокойствие приносит огромную пользу: глубокое ощущение благополучия и безграничной энергии. Твой сон станет крепче, а ты сам в своих ежедневных делах станешь ощущать обновленное чувство гармонии. — Где мне найти место для этого периода покоя? — Теоретически, ты можешь заниматься этим где угодно, от своей спальни до рабочего кабинета. Самое главное в том, чтобы найти по‑настоящему тихое — и красивое — место. — Как красота входит в это уравнение? — Прекрасные образы успокаивают взволнованную душу, — с глубоким вздохом заметил Джулиан. — Бу кет роз или простой одинокий нарцисс окажут чрезвы чайно благотворное влияние на твои чувства и дадут бес конечное расслабление. В идеальном варианте, тебе следует наслаждаться такой красотой в месте, которое будет служить Святилищем Твоего Я. — А это что такое?

— В двух словах, это место, которое станет твоим тай ным убежищем для умственного и духовного роста. Это может быть пустая комната в твоем доме или просто спо койный уголок маленькой квартиры. Суть в том, чтобы выделить место для своего обновления, то место, которое терпеливо ожидает твоего появления.
Мне такая идея нравится. Если бы у меня было ук ромное местечко, где бы я мог отдохнуть, придя домой с работы, это бы многое изменило. Я мог бы немного рассла биться и избавиться от стрессов рабочего дня. Наверное, от этого я стал бы более приятным в общении человеком. — Из этого следует еще один важный момент. Риту ал Одиночества дает наилучшие результаты, если выпол нять его в одно и то же время суток. — Почему? — Потому что в этом случае он становится частью твоего ежедневного распорядка — настоящим ритуалом. Выполняя его каждый день в одно и то же время, ты сде лаешь ежедневную порцию молчания своей привычкой, которой ты всегда будешь следовать. А положительные жизненные привычки неизбежно приведут тебя к твоему предназначению. — Что‑нибудь еще?

— Да. Если, конечно, возможно, ежедневно общайся с природой. Непродолжительная прогулка по лесу или даже несколько минут, проведенных за работой в твоем пали саднике, воссоединят тебя с источником спокойствия, ко торый, возможно, покадремлетвтебе. Пребывание на лоне природы также поможет тебе настроиться на бесконечную мудрость твоего высшего «я». Это познание самого себя поведет тебя к открытию твоих неисследованных возмож ностей. Никогда не забывай про это, — посоветовал Джу лиан, его голос при этом зазвучал взволнованнее. — А помог ли тебе этот ритуал, Джулиан? — — Безусловно. Я встаю с первыми лучами солнца и первым делом отправляюсь в свое тайное убежище. Там я практикую ритуал Сердце Розы ровно столько, сколько требуется. Бывают дни, когда я провожу в молчаливом созерцании целые часы. В другие дни я трачу на это только десять минут. Результат более или менее одинаков: глу бокое чувство внутренней гармонии и безграничность фи зической энергии. Вот мы и подходим ко второму ритуа лу. Он называется Ритуал Физического Совершенства. Любопытно. А это что такое? — Тут речь идет об уходе за своим телом.
— Как? — Это просто. Ритуал Физического Совершенства основан на принципе, гласящем, что если ты заботишь ся о теле, то ты заботишься и о сознании. Если ты под готавливаешь свое тело, то ты подготавливаешь и свой разум. Ежедневно выделяй время, чтобы дать храму своего тела энергичную нагрузку. Разгони кровь и за ставь тело двигаться. Ты знал, что в неделе сто шесть десят восемь часов? — Нет, по правде говоря. — А это так. По крайней мере пять из них следует посвятить какому‑то виду физической деятельности. Мудрецы Сиваны практиковали древнюю дисциплину йоги для пробуждения своих физических способностей и жили жизнью, полной силы и динамизма. Захватываю щее зрелище это было — видеть, как в центре деревни стоят на голове эти удивительные представители рода че ловеческого, которым удалось вывести свои жизни из— под власти времени. — А ты пробовал заниматься йогой, Джулиан? Джен ни начала заниматься ею прошлым летом и говорит, что это добавило ей пять лишних лет жизни.
Нет какой‑то одной стратегии, которая магическим образом изменит твою жизнь, Джон, позволь мне первым делом сказать тебе это. Продолжительное и глубокое из менение приходит посредством постоянного применения ряда методов, о которых я тебе поведал. Но йога — это чрезвычайно эффективный способ высвободить резервы жизненной силы и энергии. Я занимаюсь йогой каждое утро, и это — одна из лучших вещей, которые я для себя делаю. Она не только омолаживает мое тело, она полностью концентрирует мой ум. Она даже раскрепостила мои творческие способности. Это первоклассная штука. — А мудрецы заботились еще как‑то о своем теле? — Йог Раман и его братья и сестры также верили, что энергичная прогулка на свежем воздухе, будь то прогулка высоко в горах или в цветущей долине, производит чудеса, снимая усталость и восстанавливая естественное состояние оживления. Когда погода была слишком скверной для пе ших прогулок, мудрецы выполняли упражнения под кро вом своих хижин. Они могли пропустить трапезу, но ни когда не пропускали свой дневной комплекс упражнений. — Что же у них было в хижинах? Беговые тренаже ры? — сострил я.

— Не совсем. Иногда они отрабатывали позы йоги. Иногда мне приходилось видеть, как они выполняли один или два цикла отжиманий на одной руке. Я и вправду думаю, что для них не имело значения, что именно они делали, важно, что они приводили свое тело в движение и наполняли свои легкие свежим воздухом. — А какое отношение имеет ко всему этому свежий воздух? — Я отвечу на твой вопрос одной из любимых пого ворок Йога Рамана. «Дышать правильно — значит жить правильно». — Дыхание — это так важно? — удивленно спросил я. — Уже в первые дни моего пребывания в Сиване муд рецы научили меня, что самый быстрый способ удвоить или утроить количество энергии, которым я располагал, — это научиться искусству правильно дышать.
— Но разве каждый из нас, даже новорожденный младенец, не знает, как дышать?

— По правде говоря, нет, Джон. Если большинство из нас и знает, как дышать, чтобы выжить, то дышать, чтобы преуспевать, мы так и не научились. Большинство из нас дышит слишком поверхностно, и таким образом нам не удается набрать в легкие достаточно кислорода, чтобы наше тело работало оптимально. — Кажется, искусство правильного дыхания — за дача не из простых.

— Да. И мудрецы решали ее следующим образом. Они рассуждали так: вдыхай больше кислорода благодаря эф фективному дыханию и ты высвободишь запасы энергии и восстановишь свои жизненные силы. — Хорошо, а как мне начать? — На самом деле это достаточно легко. Два или три раза в день найди минуту или две подумать о том, чтобы дышать глубже и эффективнее. — Как я узнаю, что дышу эффективно? — Твой живот должен слегка вздыматься. Это ука зывает на то, что ты дышишь правильно. Йог Раман го ворил, что надо положить руку на живот. Если она дви жется, когда ты делаешь вдох, значит, техника дыхания правильная. — Очень интересно. — Если тебе это нравится, тогда тебе понравится и Тре тий Ритуал Искрящейся Жизни, — сказал Джулиан.
— Какой же?
— Ритуал Здорового Питания. В мои годы работы юристом я постоянно сидел на диете из стейков, жареного картофеля и прочей негодной пищи. Конечно, я питался в лучших ресторанах, но все‑таки я наполнял свое тело хламом. В то время я не знал этого, но это было одним из главных источников моей неудовлетворенности.

— На самом деле?
— Да. Плохая диета оказывает ощутимое влияние на твою жизнь. Она высасывает из тебя умственную и фи зическую энергию. Она влияет на твое настроение и пре пятствует ясности сознания. Йог Раман выразил это сле дующим образом: «Как ты заботишься о своем теле, так ты заботишься о своем сознании». — Значит, ты сменил диету? — Радикальным образом. И это привело к удиви тельным изменениям в том, как я стал себя чувствовать и как я стал выглядеть. Я всегда думал, что я был таким обессиленным из‑за стрессов и нагрузок на работе, а так же потому, что старость уже дотрагивалась до меня свои ми сморщенными пальцами. В Сиване я осознал, что во многом моя вялость была вызвана «низко‑октановым топ ливом», которое я закачивал в свое тело. — Чем же питались мудрецы Сиваны, чтобы оста ваться молодыми и бодрыми? — Живой пищей, — последовал ответ.

— Что‑что? — Ответ — живой пищей. Живая пища — это та пища, которая не мертва. — Да ладно, Джулиан. Что такое живая пища? — нетерпеливо спросил я. — Главным образом, живая пища — это пища, со зданная путем естественного взаимодействия солнца, воз духа, земли и воды. Я говорю о вегетарианской диете. Наполни свою тарелку свежими овощами, фруктами и злаками — и ты сможешь жить нескончаемо долго. — Это возможно?
Большинству мудрецов Сиваны далеко за сто лет, и они не выглядят стариками, а только на прошлой неделе я читал в газете о людях, живущих на островке Окинава в Восточном Китайском море. Ученые хлынули на остров, пораженные самой высокой в мире концентрацией людей, достигших столетнего возраста. — Что же они узнали? — Что вегетарианская диета — один из главных сек ретов долголетия. — Но полезна ли диета для здоровья? Не подума ешь, что она может дать много силы. Помни, Джулиан, я все еще занятой юрист. — Это та диета, которую предназначила природа. Она живая, полная энергии и чрезвычайно здоровая. Мудре цы тысячелетиями придерживаются этой диеты. Они на зывают ее саттвической, или чистой пищей. А что каса ется твоего беспокойства о силе, то самые сильные животные планеты, от горилл до слонов, — известные вегетарианцы. Ты знал, что у гориллы приблизительно в тридцать раз больше силы, чем у человека? — О, спасибо за столь важную информацию.
Послушай, мудрецы не какие‑нибудь исключитель ные люди. Вся их мудрость основана на вечном принци пе: «человек должен жить умеренной жизнью и никогда не вдаваться в крайности». Так что, если тебе нравится мясо, конечно, ты можешь продолжать его есть. Просто помни, что ты перевариваешь мертвую пищу. Если мо жешь, сократи в своем рационе красное мясо. Оно дей ствительно тяжело усваивается. Атак как пищеваритель ная система больше всего потребляет энергии в твоем теле, ценные энергетические ресурсы без нужды истощаются. Понимаешь, к чему я? Просто сравни, как ты чувству ешь себя после стейка, со своим состоянием после салата. Если ты не хочешь стать строгим вегетарианцем, по край— ней мере начни в каждый прием пищи включать салат и фрукты на десерт. Даже это приведет к переменам в качестве твоего физического состояния. — Похоже, это не сложно будет сделать, — ответил я. — Я много слышал о силе вегетарианской диеты. Не далее как на прошлой неделе Дженни рассказала мне об исследованиях в Финляндии, показавших, что тридцать восемь процентов новообращенных вегетарианцев, всего через семь месяцев своего нового образа жизни, стали значительно меньше уставать и почувствовали себя куда более бодрыми. Мне следует съедать по салату с каждым приемом пищи. Смотря на тебя, Джулиан, я готов пи таться только одним салатом. — Попробуй так питаться около месяца, и ты уви дишь результаты. Ты будешь чувствовать себя просто не обыкновенно. — Договорились. Если это достаточно хорошо для мудрецов, то, должно быть, достаточно хорошо и для меня. Обещаю тебе, я попытаюсь сделать это. Это не так уж сложно, и, в любом случае, мне уже порядком надоело каждый вечер разжигать жаровню.

— Если я убедил тебя принять Ритуал Живого Пита ния, думаю, тебе понравится и четвертый ритуал. — Твой ученик все еще держит свою пустую чашку. — Четвертый ритуал известен как Ритуал Погру жения в Знание. Он заключается в обучении, которое продолжается всю жизнь, и в постоянном расширении зна ний на благо себе и всем окружающим людям. \ — Старая идея о том, что знание — сила?
Этот ритуал включает в себя значительно больше, Джон. Знание — это всего лишь возможная сила. Чтобы проявить силу, нужно ее применить. Большинство людей знают, что им следует делать в любой данной ситуации. Проблема в том, что они не прилагают ежедневных, постоянных усилий для применения знаний и реализации своей мечты. Ритуал Погружения в Знание сводится к тому, чтобы стать учеником жизни. И что более важно, он требует от тебя ежедневного применения того, что ты выучил в классной комнате твоего существования. — Что делали Йог Раман и другие мудрецы, чтобы жить согласно этому ритуалу? — У них было много мини‑ритуалов, которые они ис полняли ежедневно как дань Ритуалу Погружения в Зна ние. Одна из самых важных стратегий является также од ной из самыхлегких. Ты можешь попробовать ее уже сегодня.
— Она не займет много времени, не так ли? Джулиан улыбнулся: — Эти приемы и методы, эти знания, которые я от крываю тебе, сделают твое время более продуктивным и эффективным, чем когда‑либо. Не стремись, зарабаты вая копейку, потерять рубль. — Ты это о чем? — Вспомни тех людей, которые говорят, что у них нет времени периодически делать резервные копии дан ных, содержащихся в компьютерах, потому что они слиш ком заняты работой на них. И все же, когда компьютеры выходят из строя и пропадают результаты целых месяцев важной работы, они сожалеют о том, что не уделили не сколько мгновений в день, чтобы этого не допустить. Ты понимаешь, что я имею в виду? — Мне следует четко определить свои приоритеты?
Совершенно верно. Попытайся не жить жизнью, связанной оковами распорядка. Вместо этого сосредоточь ся на вещах, которые велят тебе делать твоя совесть и твое сердце. Когда ты начинаешь посвящать себя совершенству своего сознания, тела и души, ты чувствуешь себя так, словно у тебя появился личный штурман там, внутри, направляющий тебя к поступкам, которые принесут тебе наилучшие и самые стоящие результаты. Ты прекратишь беспокоиться о своих часах и начнешь жить своей жизнью.
— Я хорошо усвоил твой урок. Так каким же был тот простой мини‑ритуал, которому ты собирался научить меня? — спросил я. — Регулярно читай. Тридцать минут чтения в день совершат чудеса. Но я должен предостеречь тебя. Не чи тай все подряд. Ты должен быть очень избирательным в том, что ты привносишь в роскошный сад своего созна ния. Чтение должно питать. Сделай своим чтением то, что улучшит и тебя, и качество твоей жизни. — Что же читали мудрецы? — Они проводили долгие часы, читая и перечитывая древние учения своих предков. Они жадно поглощали эту философскую литературу. Я все еще помню, как эти кра сивые люди, сидя на маленьких бамбуковых стульях, чи тали свои причудливо переплетенные книги, с нежной улыбкой озарения, расцветающей на губах. Именно в Сиване я по‑настоящему осознал силу книги и то, что книга — лучший друг мудрости. — Так я могу начать с любой хорошей книги, которая попадет мне в руки?
И да и нет, — последовал ответ. — Я никогда не посоветовал бы тебе не читать столько книг, сколько ты хочешь. Но помни, некоторые книги предназначены для того, чтобы ими наслаждаться, некоторые — чтобы их жевать и, наконец, некоторые книги предназначены для того, чтобы их проглатывать полностью. Что ведет меня к следующему замечанию. — Ты проголодался? — Нет, Джон, — засмеялся Джулиан. — Я просто хочу сказать тебе, что взять действительно лучшее из ве ликой книги можно, только изучая ее, а не просто читая. Читай ее так же внимательно, как те контракты, которые важные клиенты приносят тебе для юридического заклю чения. Действительно продумай ее, работай с ней, стань с ней одним целым. Мудрецы перечитывали книги мудро сти из своей библиотеки по десять или пятнадцать раз. Они относились к великим книгам как к библейским свит кам, священным документам божественного происхож дения.

— Надо же. Чтение действительно так важно? — Тридцать минут чтения в день произведут восхи тительную перемену в твоей жизни. Любой ответ на лю бую проблему, с которой ты сталкиваешься, запечатлен на бумаге. Если ты хочешь стать лучшим юристом, от цом, другом или возлюбленным, ты найдешь книги, ко торые приблизят тебя к этим целям. Все ошибки, кото рые ты еще только допустишь в своей жизни, были уже сделаны теми, кто жил до тебя. Ты действительно дума ешь, что все испытания, с которыми ты сталкиваешься, уготованы только для тебя?

— Я никогда не думал про это, Джулиан. Но я пони маю, о чем ты говоришь, и я знаю, что ты прав.
Все проблемы, с которыми человек когда‑либо стал кивался и с которыми ему еще только предстоит столк нуться на протяжении жизни, уже были кем‑то испыта ны, — заверил меня Джулиан. — Еще более важно то, что ответы и решения уже записаны на страницах книг. Читай правильные книги. Узнай, как твои предшественники справлялись с испытаниями, которые сейчас встают перед тобой. Применяй их знания, и ты будешь поражен улучшениями, которые заметишь в своей жизни. — Какие именно книги являются «правильными»? — спросил я, быстро оценив отличную мысль Джулиана. — Я оставляю это на твое усмотрение и на твой хоро ший вкус, друг мой. Лично я после возвращения с Восто ка провожу лучшую часть своей жизни за чтением био— графийлюдей, которыми я стал восхищаться, и за чтением литературы, несущей мудрость.

— Ты мог бы порекомендовать пару названий жаж дущему? — сказал я, широко улыбаясь. — Конечно. Ты многому научишься, прочитав биогра фию великого американца Бенджамина Франклина. Я ду маю, ты также найдешь много стимулов для собственного роста в автобиографии Махатмы Ганди, которая называет ся «История моих экспериментов с Правдой». Я также предлагаю тебе прочитать «Сиддхартху» Германа Гессе, в высшей степени полезную биографию Марка Аврелия и что‑нибудь из работ Сенеки. Ты мог бы даже прочитать книгу Наполеона Хилла «Думай и богатей». Я прочитал на прошлой неделе и решил, что это очень глубокая вещь. — Думай и богатей! — воскликнул я. — А я полагал, что ты все это бросил после инфаркта. Мне действитель но до смерти надоели все эти пособия „как стать миллионером“, которые уличные торговцы навязывают нам, играя на наших слабостях.
Спокойнее, дружище! Я с тобой полностью согла сен, — ответил Джулиан со всем теплом и терпением мудрого старшего друга. — Я тоже хотел бы восстано вить нравственные отношения в нашем обществе. Эта маленькая книжица не о том, как сделать много денег, она о том, как сделать много жизни. Я уже говорил тебе, что существует огромная разница между благосостоянием и состоянием блага. Я сам прошел через это, и я знаю муки жизни, подчиненной деньгам. Книга «Думай и богатей» рассказывает о духовном достатке, о том, как привлечь все хорошее в твою жизнь. Тебе бы она точно пошла на пользу. Но я не настаиваю на этом. — Прости, Джулиан, я не хотел показаться агрессив ным обвинителем, — ответил я извиняющимся тоном. Я думаю, мой характер иногда забирает из меня лучшее. Это еще одна вещь, которую мне нужно улучшить. Я дей ствительно признателен за все, чем ты со мной делишься. — Никаких проблем, Джон. Я просто предлагаю тебе читать. Хочешь узнать кое‑что еще интересное? — Что же? — Это не ты берешь из книг то, что тебя так обогаща ет, — это книги извлекают из тебя то, что в конечном итоге меняет твою жизнь. Видишь ли, Джон, книги на самом деле не учат тебя ничему новому.
— Правда? — Правда. Книги просто помогают тебе увидеть то, что уже есть внутри тебя. Это и есть просветление. После всех своих путешествий и исследований я обнаружил, что на самом деле сделал полный круг, вернувшись к той са мой точке, с которой начинал юношей. Но сейчас я знаю себя, знаю, кто я есть и кем могу быть. — Итак, Ритуал Погружения в Знание сводится к чте нию книг и изучению богатства информации вокруг нас?
Частично. Пока читай тридцать минут в день. Ос тальное само придет, — сказал Джулиан с оттенком та инственности. — Хорошо, каков Пятый Ритуал Искрящейся Жизни? — Это Ритуал Собственного Отображения. Муд рецы твердо верили в силу внутреннего созерцания. Най дя время познать самого себя, ты соединишься с измере ниями своего бытия, о существовании которых ты раньше и не подозревал.

— Звучит достаточно серьезно. — На самом деле это очень полезное знание. Видишь ли, в каждом из нас таятся спящие таланты. Находя вре мя узнать их, мы пробуждаем их. Однако молчаливое со зерцание — это даже нечто большее. Оно сделает тебя сильнее, свободнее и мудрее. — Я все еще смутно представляю себе эту концеп цию, Джулиан. — Это достаточно логично. Когда я первый раз услы шал о ней, она мне тоже была непонятна. В своей основе, собственное отображение — ничего больше, как привыч ка мыслить.

— Разве не все мы мыслим? Разве это не неотъемле мая составляющая человеческого существования?
Большинство из нас мыслят. Проблема в том, что большинство людей думают ровно столько, сколько до статочно для выживания. Говоря об этом ритуале, я имею в виду мышление, достаточное для процветания. Когда ты прочитаешь биографию Бена Франклина, ты поймешь, что я имею в виду. Каждый вечер, после проведенного в трудах дня, он удалялся в тихий уголок своего дома и раз мышлял о прошедшем дне. Он анализировал все свои поступки: положительные и конструктивные или отрица тельные, требующие исправления. Четко зная, что он де лал неправильно за день, он мог принять незамедлитель ные меры, чтобы исправить положение и продвигаться дальше по пути собственного совершенства. Мудрецы делали то же самое. Каждый вечер они удалялись в святилище своих хижин, усыпанных благоухающими лепестками роз, и погружались в глубокое созерцание. Йог Раман имел привычку записывать все события дня. — А что именно он записывал? — спросил я. — Он заносил в блокнот все свои действия с момента пробуждения, описывал взаимоотношения с другими муд рецами и свои походы в лес в поисках дров и пищи. Он записывал мысли, промелькнувшие в его сознании в те чение дня. — Это же совсем непросто! Я с трудом могу вспом нить, о чем думал пять минут назад, не говоря уже о том, что было двенадцать часов назад. — Не трудно, если ты делаешь это каждый день. Ви дишь ли, каждый может достичь таких результатов, ка ких достиг я. Каждый. Настоящей проблемой является то, что слишком много людей страдают от страшной бо лезни, известной как отговорка. — Боюсь, что и я заболел ею в прошлом, — произнес я, полностью понимая, что хотел сказать мой мудрый друг. — Прекрати оправдываться и просто сделай это! — воскликнул Джулиан, звучным от силы убеждения го лосом.

— Сделать что?
Найди время подумать, что ты делаешь. Заведи регулярную привычку мысленно возвращаться к своим поступкам. Йог Раман записывал то, что сделал, и то, о чем думал, в один столбик, а затем он оценивал совер шённое, делая записи в другой колонке. Видя перед со бой письменную запись своих поступков и мыслей, он спрашивал себя, были ли они положительны по своей природе. Всему положительному он продолжал отдавать свою энергию. — А если они были отрицательные? — Тогда он выстраивал четкий план действий, чтобы избавиться от них. — Думаю, мне бы помог какой‑нибудь пример.

— Можно личный? — спросил Джулиан. — Конечно, мне хотелось бы узнать некоторые твои потаенные мысли, — заметил я. — А я‑то собирался выведать твои.
Мы оба расхохотались, как мальчишки на школьном дворе и — ладно уж. Ты всегда гнул свою линию. — Хорошо, давай пройдемся по некоторым твоим се годняшним поступкам. Запиши их на листе бумаги, что ле жит на журнальном столике, — распорядился Джулиан.
Я начинал понимать, что сейчас произойдет что‑то очень важное. В первый раз за многие годы я действи‑тельно нашел время не делать что‑то, а зафиксировать те вещи, которые я уже сделал и о которых я уже подумал. Все это было очень странно и в то же время очень разумно. В конце концов, как я мог когда‑либо надеяться улучшить себя и свою жизнь, если не находил времени выяснить, что я собираюсь улучшить? — С чего мне начать? — спросил я. — Начни с того, что ты делал утром, и иди дальше до самого вечера. Просто выдели несколько основных мо ментов своего дня. У нас еще достаточно времени, чтобы рассмотреть их. И я хотел бы через несколько минут вер нуться к притче Йога Рамана.
Отлично. Я проснулся в половине седьмого от зву ка своего электрического петуха, — пошутил я. — Будь серьезен и продолжай, — твердо ответил Джулиан. — Хорошо. Затем я принял душ, побрился, прогло тил завтрак и побежал на работу. — А как насчет твоей семьи? — Они все еще спали. Итак, когда я зашел в офис, я обнаружил, что мой клиент, которому была назначена встреча на половину восьмого, ждал меня еще с семи утра и, разумеется, был в ярости. — И что же ты? — Я отплатил той же монетой. Что мне было делать, позволить на себя нападать? — Хмм. Хорошо. Что было дальше? — Ну, дела пошли еще хуже. Мне позвонили из суда и передали, что Судья Дикозверь хочет меня видеть у себя в кабинете и если я не появлюсь у него через десять минут, то «полетят головы». Ты помнишь Дикозверя? Это же именно ты дал ему прозвище Судья Дикий Зверь, после того как он набросился на тебя за то, что ты при парковал свой «феррари» на его месте для парковки! — вспомнил я, разражаясь смехом. — Ты хотел бы вспомнить об этом, не так ли? — отве тил Джулиан, в его глазах, выдавая прежнее озорство, за жегся огонек, который когда‑то все хорошо знали. — В общем, я побежал в здание суда и там повздорил еще с одним клерком. К тому времени когда я вернулся в офис, меня ждали двадцать семь сообщений на автоот ветчике, все с пометкой «срочно». Мне продолжать?

— Продолжай, пожалуйста.
Когда я уже ехал домой, мне позвонила Дженни и попросила заехать к ее маме и взять один из тех порази тельных пирогов, которыми славилась моя теща. Но на f съезде с автострады я застрял в автомобильной пробке, худшей из всех, которые я видел на своем веку. Так я и стоял, в час‑пик дорожного движения, в сорокаградусную жару, чувствуя, как время ускользает от меня. — Как ты отреагировал на это?
— Я стал проклинать эту пробку, — ответил я чисто сердечно. — Я буквально орал в своей машине. Ты хо чешь знать, что я сказал?
— Не думаю, что это было бы полезно для сада моего сознания, — ответил Джулиан с мягкой улыбкой. — Но, возможно, будет удобрением. — Нет, спасибо. Наверное, нам следует здесь остано виться. Потрать еще секунду и взгляни на свой день. Наверняка, оглянувшись назад, ты увидишь, что кое‑что сделал бы иначе, будь у тебя возможность.
— Безусловно.
— Что, например?
— Хм. Ну, во‑первых, в идеальной ситуации, я бы встал пораньше. Не думаю, что сумасшедшая беготня по утрам приносит мне большую пользу. Хотелось бы, чтобы утро начиналось спокойнее и это спокойствие передавалось на остальной день. Думаю, что для этого было бы полезно использовать прием Сердца Розы, о котором ты рассказал мне раньше. Еще я был бы рад видеть за столом свою се мью, если даже к завтраку подана просто овсянка. Это бы меня как‑то уравновешивало. Мне всегда кажется, что я недостаточно провожу времени с Дженни и малышами.

— Но ты же сейчас в идеальном мире и проживаешь идеальную жизнь. Ты же можешь сам строить свой день. Ты обладаешь силой иметь только добрые мысли и ты облечен властью воплощать свои мечты, — говорил Джулиан все взволнованнее.

— Да, я понимаю. Я и вправду начинаю чувствовать, что могу измениться. — Отлично. Продолжай вспоминать свой день, — велел Джулиан. — Ну, я жалею о том, что кричал на клиента, я жа лею, что поругался с клерком в суде, и жалею о том, что не сдержался, когда оказался в пробке. — Ведь пробка от этого не исчезла, не так ли? — Да, дорожные пробки всегда были и будут, — за метил я. — Думаю, теперь ты увидел силу Ритуала Собствен ного Отображения. Анализируя то, что ты делаешь, как проводишь свой день, о чем думаешь, ты устанавливаешь для себя критерии и точки отсчета для самосовершенство вания. Единственный способ сделать завтрашний день лучше, это разобраться, что ты сделал не так сегодня. — И разработать четкий план для того, чтобы это не повторилось? — добавил я. — Вот именно. Нет ничего страшного в том, что мы ошибаемся. Ошибки — это часть жизни, они необходи мы для развития. Это как в поговорке: «Счастье прихо дит с правильными суждениями, правильные суждения приходят с опытом, а опыт приходит с ошибочными суж дениями». Однако было бы заблуждением повторять одни и те же ошибки снова и снова, изо дня в день. Тут усмат ривается полное отсутствие самосознания, того самого ка чества, которое отличает человека от животных. — Я о таком не слышал.
— Однако это так. Только человеку под силу шаг нуть за свои собственные границы и проанализировать, что он делает правильно и что неправильно. Собака на это не способна. И птица тоже. Даже обезьяна не может этого. А ты можешь. В этом заключается Ритуал Собственного Отображения — выясни для себя, что правильно и что ошибочно в твоих поступках и в твоей жизни, а затем начни незамедлительно исправлять свою жизнь. — Да, есть о чем подумать, Джулиан, есть о чем, — сказал я задумчиво. — Как насчет того, чтобы подумать о Шестом Ритуа ле Искрящейся Жизни: Ритуале Раннего Пробуждения. — Ой‑ой. Кажется, я знаю, о чем пойдет речь. — Один из самых полезных советов, которые я получил в том далеком, чудесном краю Сиваны, — подниматься с сол нцем и хорошо начинать день. Как правило, мы спим больше, чем нам нужно. Обычно человеку вполне хватает шести ча сов, чтобы оставаться здоровым и бодрым. Сон, действитель но, не что иное, как привычка, и так же, как с другими при вычками, ты способен натренировать себя и получить желаемый результат, в данном случае — спать меньше. — Но когда я поднимаюсь слишком рано, я действи тельно чувствую себя разбитым, — сказал я. — Первые несколько дней ты будешь чувствовать себя очень усталым. Я вполне допускаю это. Возможно, даже всю первую неделю, когда ты будешь вставать рано, ты будешь себя так чувствовать. Пожалуйста, прими это как небольшую порцию горького лекарства в обмен на вы здоровление. Вырабатывая новую привычку, ты всегда будешь чувствовать легкий дискомфорт. Это как надеть новую пару обуви: жмет только поначалу. Как я уже го ворил, боль часто является предшественницей развития личности. Не пугайся ее. Вместо этого прими ее.
— Хорошо, сама идея приучить себя рано вставать мне нравится, но сначала позволь тебя спросить, что ты подразумеваешь под словом «рано»?

— Еще один хороший вопрос. Тут не может быть иде ального времени. Как и во всех остальных случаях, о ко торых мы говорили ранee, делай то, что тебе подходит. Помни наставления Йога Рамана: «Никаких крайностей, все в меру». — Но подниматься вместе с солнцем звучит как край ность.

— На самом деле, нет. Что может быть более есте ственным, чем подняться навстречу радости нового дня с первыми лучами солнца. Мудрецы считают, что сияние солнца — дар небес, и, воздерживаясь от излишнего пре бывания на солнце, они регулярно принимают солнечные ванны. Часто можно было видеть, как они радостно танцу ют в лучах восходящего солнца. Я твердо верю, что это еще один секрет их необычного долголетия. — Ты принимаешь солнечные ванны? — спросил я. — Конечно же. Солнце омолаживает меня. Когда я ус таю, оно поднимает мне настроение. В древней культуре Вос тока считалось, что солнце связано с душой. Люди молились ему, потому что оно было источником богатого урожая и бо гатства их духа. Солнечный свет способен высвободить твои жизненные силы и восстановить твою эмоциональную и фи зическую бодрость. Это восхитительный доктор, если, ко нечно, не просиживать постоянно в его кабинете. Но я от влекся. Суть в том, чтобы каждый день вставать пораньше.

— Хмм. Но как мне сделать этот ритуал частью сво ей повседневной жизни?
Вот пара полезных подсказок. Во‑первых, не за бывай, что важно не сколько, а как ты спишь. Лучше глубоко спать шесть часов, чем десять беспокойно. Глав ное, обеспечить тело отдыхом, чтобы естественные про цессы восстановили твое физическое состояние, на кото— рое оказали пагубное воздействие стрессы и волнения дня. Многие обычаи мудрецов основаны на том принципе, что нужно стремиться к качеству отдыха, а не к количеству сна. Например, Йог Раман никогда не ел после восьми вечера. Он говорил, что это ухудшало качество его сна. Другим примером был обычай мудрецов медитировать под мягкие звуки арфы непосредственно перед отходом ко сну. — А это что значило? — Ответь‑ка, Джон, как ты проводишь вечер, преж де чем отправляешься спать? — Смотрю по телевизору новости с Дженни, так же как и все мои знакомые. — Я так и предполагал, — ответил Джулиан с зага дочным блеском в глазах. — Не понимаю. Что может быть плохого в том, что бы перед сном посмотреть выпуск новостей? — Отрезок времени в десять минут перед тем, как ты уснешь, и после того, как ты проснешься, оказывает глу бинное воздействие на подсознание. В это время твое со знание должно быть запрограммировано только на самые вдохновенные и умиротворенные мысли. — Ты призываешь относиться к мозгу как к ком пьютеру?
Довольно удачное сравнение. Что ты в него зало жишь, то из него и возьмешь. Еще более существенным является то, что программист здесь ты один. Определяя то, какие мысли войдут в тебя, ты таким образом точно определяешь, что будет на выходе. Итак, ложась спать, не смотри новости, не спорь ни с кем и не прокручивай события прошедшего дня в своем сознании, расслабься. Если хочется, выпей чашку цветочного чая, послушай спокойную классическую музыку и готовь себя к переме— щению в объятия глубокого, восстанавливающего силы сна. — Это звучит логично: чем лучше качество сна, тем меньше мне его нужно. — Совершенно верно. И помни Древнее Правило Двад цати Одного — если ты что‑то делаешь двадцать один день подряд, это превращается в привычку. Так что вставай пораньше ежедневно в течение трех недель, прежде чем сда ваться из‑за чувства дискомфорта. К тому времени это ста нет частью твоей жизни. А вскоре ты сможешь просыпаться в половине шестого или даже в пять часов утра с легкостью, готовый встретить сияние еще одного прекрасного дня. — Хорошо, допустим, я встаю каждый день в поло вине шестого. Что я делаю? — Твои вопросы показывают, что ты думаешь, мой друг. Я ценю это. Когда ты встаешь рано, ты можешь сделать много вещей. Основной принцип, который дол жен прочно укрепиться в сознании — это необходимость начинать день с хорошего. Как я уже говорил, мысли, которые тебе приходят в голову, и шаги, которые ты пред принимаешь в первые десять минут после подъема, ока зывают сильное влияние на весь остальной день.
— Неужели? — Еще как. Думай только о хорошем, произнеси мо литву благодарения за все, что у тебя есть. Потрудись над списком своих благодарностей. Послушай хорошую музы ку. Посмотри на восход солнца или, может быть, немного прогуляйся, если есть настроение. Мудрецы старались сме яться, независимо оттого, было им весело или нет, только чтобы получить «соки счастья» ранним утром.
Джулиан, я с большим трудом удерживаю мою чашку пустой — и я думаю, что ты согласишься, что для новичка я справился с этим достаточно неплохо. Но это и вправду звучит странно, особенно для монахов, живущих высоко в Гималаях.
— Да нет. Угадай‑ка, сколько раз в среднем четырех летний малыш смеется за день?
— Кто знает?
— Я знаю, триста раз. А сейчас угадай, сколько раз в среднем смеется взрослый человек из нашего общества на протяжении дня? — Пятьдесят? — попытался угадать я. — Всего лишь пятнадцать, — сказал Джулиан, удов летворенно улыбаясь. — Понимаешь, о чем я? Смех — это лекарство для души. Если ты не в настроении смеять ся, взгляни в зеркало и посмейся немного. Ты почувству ешь себя удивительно. Уильям Джеймс сказал: «Мы сме емся не оттого, что мы счастливы. Мы счастливы, оттого что смеемся». Так начинай свой день на радостной осно ве. Смейся, играй и будь благодарен за все, что у тебя есть. Каждый день будет днем, полным наград. — А что ты сам делаешь, чтобы начать свой день с положительных эмоций? — Я разработал весьма утонченную утреннюю про цедуру, которая включает в себя все: от Сердца Розы до пары стаканов свежего фруктового сока. Но я хочу от крыть тебе еще один прием.

— Звучит солидно.
Так и есть. Вскоре после того, как ты проснешься, иди в свое святилище тишины. Стань неподвижным и со средоточься. Затем задай себе такой вопрос: «Что бы я сегодня делал, если б это был мой последний день?» Глав ное, по‑настоящему вникнуть в суть этого вопроса. Представь в уме список всего, что бы ты сделал, список людей, которым бы позвонил, и мгновения, которыми бы наслаждался. Представь себе, что ты делаешь все это с удвоенной энергией. Вообрази, как бы ты обращался со своей семьей и друзьями. А потом представь, как бы ты вел себя с совершенно неизвестными людьми, если б сегодня был твой последний день на земле. Как я сказал тебе ранее, если ты проживаешь каждый день, словно последний, твоя жизнь становится удивительной. И это приводит меня к Седьмому Ритуалу Искрящейся Жизни: Ритуалу Музыки. — Думаю, что мне он понравится, — ответил я. — Уверен, что он тебе понравится. Мудрецы любили свою музыку. Она давала им такой же духовный импульс, как и солнце. Музыка заставляла их смеяться, заставля ла их танцевать и заставляла их петь. Она сделает то же для тебя. Никогда не забывай о силе музыки. Проводи немного времени с ней каждый день, даже если это будет музыка в машине по дороге на работу. Когда ты чувству ешь себя уставшим или упавшим духом, послушай хоро шую музыку. Это одно из лучших условий, которое я знаю. — Условий для восстановления душевного покоя! — искренне воскликнул я. — Уже просто то, что я тебя слу шаю, приводит меня в прекрасное расположение духа. Ты действительно изменился, Джулиан, и не только внешне. Исчез твой закоренелый цинизм. Исчезло твое отрица тельное отношение к жизни. Исчезла твоя прежняя аг рессивность. Кажется, ты действительно в ладах с са мим собой. Ты затронул мою душу сегодня.

— Эй, у меня есть еще кое‑что! — закричал Джулиан. — Давай продолжим беседу! — Конечно, я ни на что ее не променяю.
— Хорошо. Восьмой Ритуал — это Ритуал Произ несенного Слова. У мудрецов был ряд мантр, которые они повторяли вслух утром, днем и вечером. Они говорили мне, что этот прием чрезвычайно эффективно поддерживал их ощущение сосредоточенности, силы и счастья. — Что такое мантра? — спросил я. — Мантра — это не что иное, как сочетание слов, подобранных для создания положительного эффекта. На санскрите «ман» — означает «сознание», а «тра» — «освобождение». Так что мантра — это фраза, обозна чающая освобождение сознания. И поверь мне, Джон, мантры достигают этой цели самым мощным образом. — Ты используешь мантры в своей повседневной жизни? — Конечно, использую. Они мои преданные спутники, куда бы я ни отправился. Еду ли я в автобусе, иду ли в биб лиотеку или наблюдаю жизнь, гуляя в парке, — я постоянно повторяю все самое хорошее, что есть в моей жизни.

— Так мантры произносят вслух? — Не обязательно. Записанные утверждения тоже очень эффективны. Но я обнаружил, что повторение мантр вслух оказывает чудесное влияние на мое настроение. Когда мне нужно почувствовать в себе энергию, я могу повторять вслух фразу «я вдохновлен, дисциплинирован и энергичен» двести или триста раз подряд. Чтобы под держивать уверенность в себе, я повторяю фразу «я силь ный, способный и спокойный». Я использую мантры даже для того, чтобы оставаться молодым и полным жизнен ной силы, — признался Джулиан. — Как может мантра сохранять тебе молодость? — Слова влияют на сознание самым заметным образом. Произнесенные или написанные, они являются могуществен ными импульсами. Важно то, что ты говоришь другим, но куда более важно то, что ты говоришь самому себе. Беседа с самим собой? — Совершенно верно. Ты есть то, что ты думаешь весь день. Ты также есть то, что ты говоришь себе весь день. Если ты говоришь себе, что ты стар и устал, эта мантра проявится и в твоей реальности. Если ты гово ришь, что ты слаб и тебе не хватает воодушевления, это также станет природой твоего мира. Но если ты говоришь, что здоров, динамичен и полон жизни, твоя жизнь изме нится самым радикальным образом. Видишь ли, слова, которые ты говоришь себе, влияют на твой собственный образ в твоих же глазах и определяют все твои действия. Например, если в собственных глазах ты выглядишь че ловеком, которому не хватает уверенности сделать что— либо стоящее, все твои поступки будут ограничены пре делом этого представления. И напротив, если твой собственный образ — это образ бесстрашной, полной энергии личности, твои поступки будут соответствовать этому качеству. Твой собственный образ — это своего рода самопророчество. — Как это? — Если ты убежден в том, что не способен что‑то сделать, скажем, найти себе идеального спутника жизни или жить без единого стресса, это окажет сильное влия ние на твой собственный образ. В свою очередь, твой соб ственный образ оградит тебя от шагов по поиску идеаль ного спутника жизни или от реальных действий для создания спокойной, уравновешенной жизни, он будет вре дить любым попыткам, которые ты мог бы предпринять в этом направлении. — Почему же так происходит?
Все просто. Твой собственный образ — это своего рода властелин. Он никогда не позволит тебе совершать такие действия, которые бы противоречили его взглядам. Но прекрасно то, что ты в состоянии изменить свой собственный образ, точно так же, как и многое другое в своей жизни, что мешает ее улучшить. Мантры — это отличный способ достигнуть этой цели. — А изменив свой внутренний мир, я изменю и свой внешний мир, — сказал я послушно. — Надо же, как быстро ты учишься, — сказал Джули ан, подняв вверх большой палец — знак одобрения, памят ный мне по его прошлой жизни преуспевающего адвоката. — Это нас подводит к Девятому Ритуалу Искрящейся Жиз ни. Это Ритуал Гармоничного Характера. Это разновид ность концепции собственного образа, о котором мы только что говорили. Проще говоря, этот ритуал требует от тебя ежедневных, постоянно усиливающихся действий для со здания своего характера. Укрепление характера влияет на то, каким ты себя видишь, и на то, какие поступки ты соверша ешь. Твои поступки формируются в привычки, а привычки, чтоособенно важно, управляют твоей судьбой. Эту формулу прекрасно выразил Йог Раман, сказав: «Ты сеешь мысль, а пожинаешь действие. Пожиная действие, ты сеешь привыч ку. Посеяв привычку, ты пожинаешь характер. Посеяв ха рактер, ты пожинаешь свою судьбу».

— Что же я должен делать, чтобы воспитать свой характер? — То же, что и для воспитания своей добродетели. Прежде чем спросить меня, как я понимаю слово «доб родетель», позволь мне прояснить саму концепцию. Муд рые люди, живущие в Гималаях, были твердо убеждены, что добродетельная жизнь — это жизнь, наполненная смыслом. Всеми своими поступками они управляли по средством незыблемых принципов. Я ожидал, ты скажешь, что они управляли своей жизнью согласно своим целям. — Да, это совершенно верно, но их призвание и за ключалось в гармонии с этими принципами, принципами, которые хранились в сердцах их предков тысячелетиями. — Что это за принципы, Джулиан? — спросил я. — Это, в простых словах: усердие, сострадание, сми рение, терпение, честность и мужество.
Когда все твои действия будут находиться в гармонич‑ной связи с этими принципами, ты ощутишь и глубокое чувство внутренней гармонии. Такой образ жизни неизбежно приведет тебя к духовному росту. Это произойдет потому, что ты будешь делать то, что считаешь правильным. Ты будешь жить в согласии с законами природы и законами мироздания. Именно тогда ты начнешь черпать энергию другого измерения, можешь назвать его высшей силой, если хочешь. Тогда же твоя жизнь начнет двигаться от заурядного существования в сферы необычного, и ты почувствуешь священность своего бытия. Это первый шаг к просветлению. — Ты сам уже познал этот опыт? — спросил я. — Познал, и уверен, ты тоже его постигнешь. Посту пай правильно. Живи в гармонии с твоим истинным ха рактером. Храни чистоту помыслов. Руководствуйся ве лениями своего сердца. Остальное придет само по себе. Ты никогда не будешь одинок, — ответил Джулиан. — Что ты имеешь в виду?
— Может быть, я тебе это объясню в другой раз. Сейчас же запомни, что каждый день ты должен делать маленькие шажки, чтоб укрепить свой характер. Как ска зал Эмерсон: «Характер выше интеллекта. У великой души хватит сил и чтобы жить, и чтобы думать». Твой характер закаливается, когда ты действуешь в соответ— ствии с теми принципами, о которых я только что говорил. Если тебе не удастся сделать это, настоящее счастье всегда будет избегать тебя. — А последний ритуал? — Это наиважнейший ритуал — Ритуал Просто ты. Этот ритуал предписывает тебе жить простой жиз нью. Как сказал Йог Раман: «Не позволяй себе погиб нуть вмелочах. Сконцентрируйся на главном. На том, что имеет для тебя значение. Твоя жизнь будет свободна, умиротворенна и вознаградит тебя. Обещаю тебе это». — И он был прав, — продолжал Джулиан. — В тот момент, когда я начал отделять зерна от плевел, мою жизнь наполнила гармония. Я перестал жить в бешеном ритме, к которому привык. Я перестал ощущать, что живу в центре торнадо. Я избавился от повседневной гонки и смог не то ропясь наслаждаться ароматом тех самых роз из притчи. — А что ты делал, чтобы достичь простоты? — Я перестал носить дорогую одежду, избавился от моего пристрастия прочитывать по шесть газет в день, перестал ощущать потребность быть нужным всем и все гда, перешел на вегетарианскую диету и стал меньше есть. В общем, я уменьшил свои потребности. Понимаешь, Джон, не снизив потребности, ты никогда не будешь чув ствовать себя удовлетворенным. Ты всегда будешь похо дить на того игрока в Лас‑Вегасе, который остается за рулеткой еще на один круг в надежде, что выпадет его счастливый номер. Ты всегда будешь хотеть большего, чем имеешь. Можно ли при этом быть счастливым? — — Но раньше ты говорил, что счастье приходит с до стижением чего‑то. Сейчас ты советуешь мне сократить свои потребности и довольствоваться меньшим. Нет ли здесь противоречия? Здорово подмечено, Джон. Просто блестяще! Это может показаться противоречием, но на самом деле это не так. Настоящее счастье приходит через стремление осу ществить свои мечты. Ты чувствуешь себя лучше всего, двигаясь вперед. Главное в том, чтобы твое счастье не за ключалось в нахождении золотого ларца. Я, например, имея уже несколько миллионов, уверял себя, что успех для меня — это иметь триста миллионов долларов на бан ковском счету. Это был путь к краху. — Триста миллионов? — недоверчиво спросил я. — Триста миллионов. И не важно, сколько у меня было, я все равно был недоволен. Счастья у меня не было. Это была самая обыкновенная жадность. Теперь я могу это откровенно признать. Все это очень напоминало ле генду о царе Мидасе. Ты, конечно, слышал ее? — Конечно. Это о том человеке, который так любил золото, что попросил богов, чтобы все, к чему он ни при касался, превращалось в золото. Когда его желание было удовлетворено, он возрадовался. Но потом обнаружил, что не может даже поесть, потому что пища тоже превра щалась в золото, и далее все в таком духе. — Верно. Я точно так же был поглощен деньгами на столько, что не мог наслаждаться тем, что имел. Знаешь, одно время я не мог есть ничего, кроме хлеба и воды, — сказал Джулиан, становясь очень тихим и задумчивым. — Ты не шутишь? Я всегда думал, что ты питался в лучших ресторанах вместе со своими друзьями‑знамени тостями.
Сперва так и было. Про это не многие знают, но от моего беспорядочного образа жизни я получил открытую язву. Я даже хот‑дог не мог съесть. Ну и жизнь! Со всеми своими деньгами я мог жить только на хлебе и воде. Вот тоэто действительно была драма. — Джулиан прервался. — Но я не из тех, кто живет прошлым. Это был еще один великий урок жизни. Как я сказал тебе ранее, боль — это замечательный учитель. Чтобы преодолеть боль, мне нужно было сперва ее почувствовать. Не будь ее, сегодня я не был бы там, где я есть, — сказал он серьезно. — А что бы ты мне предложил, чтобы ввести Ритуал Простоты в свою жизнь? — спросил я. — Ты можешь сделать многое. Даже мелочи могут изменить твою жизнь. — Какие, например?

— Перестань хвататься за трубку каждый раз, когда звонит телефон, прекрати убивать время на чтение рек— \амных листовок, которые приходят по почте, прекрати сидеть в ресторане по три раза в неделю, выйди из гольф— клуба и больше времени проводи со своими детьми, об ходись хотябы один день в неделю без часов, хотя бы раз в несколько дней смотри на восход солнца, продай мо бильный телефон и выброси пейджер. Мне нужно про должать? — задал риторический вопрос Джулиан. — Я понял. Но вот продать мобильный телефон? — спросил я с беспокойством, чувствуя себя младенцем, ко торому доктор собирается отрезать пуповину.

— Как я уже сказал, мой долг — это передать тебе полученные мною знания. Чтобы построить свою жизнь, не обязательно применять все приемы. Испробуй их и используй те, которые тебе подойдут. — Знаю‑знаю. Никаких крайностей — все в меру. — Вот именно. — Ты знаешь, все эти приемы — это все так здорово звучит. Но неужели они способны привести к таким су щественным сдвигам всего лишь за тридцать дней? Для этого понадобится даже меньше, чем трид цать дней — и даже больше, — сказал Джулиан, и на его лице появилась озорная улыбка. — Ну вот, приехали. Объясни же, о мудрый! — Можно просто — Джулиан, а Мудрый лучше бы смотрелось на моем старом именном бланке, — пошутил он. — Я говорю, что это займет меньше тридцати дней, потому что настоящие изменения в жизни происходят спонтанно. — Спонтанно? — Да, жизнь может измениться за одно мгновение, в тот самый момент, когда ты в глубине души принял реше ние вознести свою жизнь до недосягаемых высот. В это мгновение ты становишься другим человеком, уверенным в своей судьбе. — А почему больше, чем тридцать дней? — Обещаю, что, практикуя эти приемы и методы, ты в течение одного месяца увидишь реальные изменения. У тебя появится больше энергии и творческих сил, уйдут тревоги и стрессы. При этом замечу, что методы мудре цов — это вечные традиции, которые следует применять ежедневно, всю оставшуюся жизнь. Если ты прекратишь их применять, то увидишь, что постепенно начнешь сно ва сползать к старому.
Объяснив мне Десять Ритуалов Искрящейся жизни, Джулиан сделал паузу. — Я знаю, ты хочешь, чтобы я шел дальше, поэтому я продолжу. Я настолько верю в то, что тебе рассказы ваю, что не прочь совсем оставить тебя без сна. Может быть, как раз сейчас самое время пойти немного вглубь.
Что именно ты хочешь сказать? Мне казалось, что все, услышанное сегодня мною, достаточно глубоко, — удивленно ответил я. — Тайны, которые я тебе поведал, помогут тебе и всем тем, кто будет с тобой общаться, создать ту жизнь, кото рую вы желаете. Но в философии Мудрецов Сиваны скрыто гораздо большее, чем видно простым глазом. То, чему я научил тебя до этого момента, было очень прак тично, но тебе следует кое‑что знать и о тех фундамен тальных духовных основах, пронизывающих все принци пы, которые я тебе открыл. Если ты не понимаешь, о чем я говорю, не волнуйся. Просто прими и поразмышляй об этом на досуге. Ты поймешь это позднее. — Когда ученик будет готов, придет и учитель? — Совершенно верно, — сказал Джулиан, улыба ясь, — ты всегда быстро схватывал. — Хорошо, давай теперь о духовном, — с готовнос тью сказал я, хотя было уже далеко за полночь. — Внутри тебя находятся солнце, луна, небо и все чудеса нашей вселенной. Разум, создавший эти чудеса, это та же сила, которая создала тебя. Из того же источ ника появилось все вокруг тебя. Мы все — одно целое. — Я что‑то не очень тебя понимаю. — Каждое живое существо на земле, каждый пред мет имеет душу. Все души стекаются в одну, и это Душа Вселенной. Понимаешь, Джон, когда ты воспитываешь свой собственный ум и свой собственный дух, ты на са мом деле питаешь Душу Вселенной. Когда ты улучша ешь себя, ты совершенствуешь жизни всех людей вокруг тебя. И когда ты смело и мужественно продвигаешься к своим мечтам, ты начинаешь опираться на силу вселен ной. Как я уже говорил, жизнь дает тебе то, что ты про сишь от нее. Она всегда прислушивается. — Так овладение собой и кайзен помогут мне помочь другим, помогая помочь себе? Нечто в этом духе. Обогащая свое сознание, забо тясь о своем теле и воспитывая свой дух, ты придешь к точному пониманию того, что я имею в виду. — Джулиан. Я прекрасно знаю, что ты имеешь в виду. Но овладение собой — это труднодосягаемый идеал для семейного мужчины весом в сто килограммов, который до сегодняшнего дня провел больше времени, занимаясь делами клиентов, чем своими собственными. А если меня постигнет неудача? — Неудача — это отсутствие мужества пытаться что— то делать, ничего больше и ничего меньше. Единственное, что стоит между человеком и его мечтой, — это страх не удачи. И все же неудача важна для успеха любого начина ния. Неудача испытывает нас и позволяет нам расти. Она учит нас и направляет в пути просветления. Мудрецы Вос тока говорят, что каждая стрела, попадающая в глаз быка, — это результат сотен стрел, летящих мимо. Это фундамен тальный закон Природы — получать пользу через пораже ние. Никогда не бойся неудачи. Неудача — это твой друг. — Неудача? — усомнился я.
Вселенная покровительствует храбрым. Когда ты при мешь решение раз и навсегда поднять свою жизнь на выс ший уровень, сила твоей души будет направлять тебя. Йог Раман полагал, что путь каждого человека предначертан ему с момента рождения. Этот путь ведет к магическому месту, наполненному сокровищами. В воле каждого человека нахо дить в себе мужество идти по этому пути. Раман поведал мне одну историю, которую я хотел бы передать тебе. Ког да‑то в Древней Индии жил злой великан, у которого был волшебный замок на берегу моря. Пока великан сражался в войнах вдалеке от дома, дети из ближайшей деревушки уст раивали себе веселые игры в прекрасном саду великана. Настал день, когда великан вернулся и прогнал всех детей из своего сада. «Никогда больше не возвращайтесь сюда!» — кричал он разъяренно, захлопывая гигантскую дубовую дверь. Затем он возвел огромную мраморную стену вокруг сада, чтобы дети не могли проникнуть в него.
Пришла злая и холодная зима, присущая северу Индии, и великан заскучал по теплу. Весна вернулась в деревню, но ледяное дыхание зимы не ушло из сада. И вот однажды великан почувствовал из окна аромат весны и солнечное тепло. «Весна наконец вернулась!» — воскликнул он и выбежал в сад. Но он не готов был увидеть то, что ждало его там. Деревенским детям все же удалось перелезть через мраморную стену, и они опять играли в саду. Именно их присутствие превратило холодную опустошенную землю в роскошный, буйно цветущий сад, наполненный розами, нарциссами и орхидеями. Все дети играли и смеялись от радости. И только один маленький мальчик, намного ниже ростом всех остальных детей, не смог преодолеть стену. Он плакал. Великану стало жаль мальчугана, и в первый раз в своей жизни он пожалел о своих скверных поступках. «Я помогу ему!» — сказал он и побежал к ребенку. Когда все остальные дети увидели приближение великана, они, испугавшись, убежали из сада. И только крошечный мальчик остался стоять на месте. «Я не дамся, — прошептал он. — Я буду отстаивать наше место для игр».
Приблизившись к мальчику, великан раскрыл объятия. «Я твой друг, — сказал он. — Я пришел помочь тебе преодолеть стену и попасть в сад. Теперь это будет твой сад». Маленький мальчик был счастлив и, сняв с шеи золотой обруч, который он всегда носил, протянул его великану. «Это мой талисман, — сказал мальчик. — Я хочу, чтобы его носил ты».

С этого дня дети играли вместе с великаном в его чудесном саду. Но храбрый маленький мальчик, которого великан так полюбил, больше не возвращался. Шли годы, великан стал больным и слабым. Дети продолжали играть в саду, но у великана уже не хватало сил составлять им компанию. В эти тихие дни он все чаще вспоминал того маленького мальчика.
Однажды, в разгар особенно холодной зимы, великан выглянул в окно и увидел чудесное зрелище: везде лежал снег, а в самом центре сада стоял прекрасный розовый куст, и все розы на нем были необычного цвета. Рядом с розами стоял тот самый маленький мальчик, которого любил великан. Мальчик радостно улыбался. Великан радостно поспешил в сад, чтобы обнять ребенка. «Где ты был все эти годы, мой маленький друг? Я всем сердцем скучал по тебе».
Мальчик не спешил с ответом. «Много лет назад ты поднял меня и перенес через стену своего волшебного сада. Сейчас я пришел, чтобы отвести тебя в свой». В тот день дети, пришедшие навестить великана, обнаружили его безжизненно лежащим на земле. Все его тело было покрыто прекрасными розами.
Всегда будь храбрым, Джон, как этот маленький мальчик. Стой на своем и следуй за своими мечтами. Они приведут тебя к твоей судьбе. Иди за своей судьбой, она приведет тебя к чудесам вселенной. И всегда следуй за чудесами вселенной, поскольку они приведут тебя к особому саду, полному роз.
Когда я взглянул на Джулиана, чтобы сказать ему, что эта легенда глубоко тронула мое сердце, я увидел нечто поразившее меня: у твердого как скала судебного гладиатора, большую часть своей жизни защищавшего богатых и знаменитых, в глазах стояли слезы.

Глава 9

Схема Событий
МУДРОСТЬ ДЖУЛИАНА В ДВУХ СЛОВАХ
Практика кайзен
Овладение собой — это ключ к овладению самой жизнью
Успех внешний начинается с успеха внутреннего Озарение достигается путем постоянного воспитания сознания, тела и души
Делать то, чего ты боишься

 Десять древних Ритуалов Искрящейся Жизни

Вселенная покровительствует храбрым. Когда ты примешь решение раз и навсегда поднять свою жизнь на высший уровень, сила твоей души будет направлять тебя к волшебному месту,наполненному сокровищами.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Сила дисциплины


Убежден, что сегодня мы — хозяева своей собственной судьбы, что нам по силам превозмочь испытания, которые выпали на нашу долю; что преодолеть бремя трудов и страданий мне по плечу. И пока мы свято верим в наше дело и наша воля к победе несгибаема, победу у нас не отнять.
Уинстон Черчилль


Джулиан и далее отталкивался от таинственной притчи Йога Рамана, объясняя ту мудрость, которую должен был мне передать. Я узнал о цветущем в моем сознании саде — сокровищнице силы и возможностей. С помощью образа маяка я узнал о первостепенной важности конкретной цели в жизни и пользе определения ориентиров. Используя пример японского борца сумо, Джулиан показал мне первостепенную важность вечной концепции кайзен и многочисленных преимуществ, которые приходят в процессе работы над собой. Я и не догадывался, что самое интересное еще впереди. — Ты помнишь, что борец сумо был обнажен? — Если не считать розового витого кабельного про вода на бедрах, прикрывающего интимные места, — на помнил я.
— Правильно, — зааплодировал Джулиан. — Ро зовый провод на бедрах будет служить тебе напоминанием о силе самоконтроля и дисциплины в построении более богатой, более счастливой и просветленной жизни. Мои учителя в Сиване были, безусловно, самыми здоровыми, удовлетворенными жизнью и умиротворенными людьми, каких я когда‑либо встречал. Они были также наиболее собранными. Эти мудрецы научили меня, что добродетель самодисциплины подобна толстому кабельному проводу. Тебе когда‑нибудь приходилось рассматривать, из чего состоит кабель, Джон? — Этот вопрос не был главным в списке моих интере сов, — признался я, улыбнувшись в ответ. — Ну, возьми и рассмотри его как‑нибудь. Ты увидишь, что он состоит из множества тончайших, непрочных прово лочек, переплетенных одна с другой в несколько слоев. Каж дую из них в отдельности легко порвать. Но если сплести их в одно целое, провод станет прочнее стали. Самоконтроль и силу воли можно сравнить с этим проводом. Чтобы воспи тать железную волю, необходимо каждый день делать ма ленькие, крошечные шажки, ведущие тебя к добродетели лич ной дисциплины. Повторяемые изо дня в день, они будут накапливаться, давая в конечном итоге изобилие внутренней силы. Возможно, лучше всего эту идею выражает древняя африканская поговорка: «Когда сотканные пауком тонкие нити сплетутся, они могут связать льва». Когда ты высво бождаешь свою силу воли, ты становишься хозяином своей собственной судьбы. Когда ты постоянно практикуешь древ нее искусство управления собой, для тебя не будет преград, не будет проблем, которые ты не сможешь решить и не воз никнет в твоей жизни кризиса настолько острого, чтобы ты не смог с ним справиться. Самодисциплина воспитает в тебе способность не сбиваться с пути, когда жизнь начнет бро сать тебя из стороны в сторону на крутых поворотах. — Я должен также заострить твое внимание та том обстоятельстве, что недостаток силы воли — это психи ческое заболевание, — к моему удивлению, добавил Джу лиан. — Если ты страдаешь этим недугом, постарайся как можно быстрее избавиться от него. Железная сила воли и дисциплина — это одно из главных качеств всех людей с сильным характером и удавшейся, полноценной жизнью. Сила воли позволит тебе выполнить то, что ты себе предписал. Именно сила воли позволит тебе встать в пять утра, чтобы воспитывать свой ум посредством меди тации или же обогатить свой дух прогулкой по лесу, в то время как мягкая постель зовет тебя полежать в ней еще немного в холодный зимний день. Именно сила воли по зволит тебе сдержать себя, когда менее развитой человек оскорбит тебя или совершит противный тебе поступок. Именно сила воли будет подталкивать вперед твои меч ты, когда препятствия покажутся непреодолимыми. Имен но сила воли даст тебе внутреннюю силу, чтобы соблю дать свои обязательства перед другими людьми и — что, возможно, еще важнее — по отношению к самому себе. — Это действительно так важно?
— Чрезвычайно важно, другмой. Это важнейшаядоб‑родетель каждого, кто сумел создать жизнь, полную страсти, возможностей и умиротворения.
Затем Джулиан достал из глубин своего одеяния сверкающий серебряный медальон, похожий на те, что можно увидеть в музейной экспозиции, посвященной Древнему Египту. — Тебе такое не положено, — пошутил я.
Мудрецы Сиваны преподнесли мне это в последний вечер моего пребывания в их общине. Это было радостное, полное любви праздничное событие для членов семьи, при— ученной любить жизнь со всей силой. Эта ночь была одной из самых значительных и в то же время самых грустных в моей жизни. Я не хотел покидать Нирвану Сиваны. Это было мое святилище, оазис всего доброго в этом мире. Мудрецы стали моими духовными братьями и сестрами. В тот вечер я оставил частицу себя там, высоко в Гималаях, — рассказывал Джулиан, и его голос становился все тише. — Что это за слова выгравированы на медальоне? — Давай‑ка я тебе их прочитаю. Никогда не забывай их, Джон. Они здорово помогли мне в тяжелые времена. Я молюсь, чтобы они овеяли тебя любовью и заботой в дни твоих тревог.
Из стали дисциплины ты выкуешь характер, исполненный мужества и спокойствия. Сила воли вознесет тебя к высшим идеалам жизни, в небесный чертог, полный радости жизнелюбия и благодати. Без дисциплины и силы воли — ты заблудший путник, ты — моряк без компаса, которого в конце концов вместе с кораблем поглотит пучина. — Я никогда серьезно не задумывался о важности самоконтроля, хотя и часто жалел, что мне не хватает дис циплины, — признался я. — Так ты говоришь, что я дей ствительно могу воспитать дисциплину, так же как мой сын‑подросток накачивает бицепсы в тренажерном зале, что поблизости?
Это отличное сравнение. Ты наращиваешь свою силу воли точно так же, как твой сын накачивает свое тело в тренажерном зале. Любой человек, вне зависимос ти оттого, насколько слаб или инертен он в данный мо мент, способен воспитать в себе дисциплину в относительно короткое время. Махатма Ганди — хороший пример тому. Когда говорят об этом святом нашего времени, большинству людей представляется человек, способный неделями обходиться без пищи и переносить чудовищную боль во имя своих убеждений. Но если ты начнешь изучать биографию Ганди, ты увидишь, что он не всегда был гением управления самим собой. — Уж не хочешь ли ты сказать, что Ганди не мог дер жать себя в руках при виде сладкого? — Не совсем, Джон. В молодые годы, занимаясь юри дической практикой в Южной Африке, он был склонен к вспышкам гнева, а школа воздержания в пище и медитации была так же неведома ему, как и та простая белая полотня ная повязка, которая позднее стала его визитной карточкой. — Ты хочешь сказать, что подготовка и правильное выполнение упражнений дадут мне такую же силу воли, какой обладал Махатма Ганди?
— Все люди разные. Один из основополагающих принципов, которому научил меня Раман, заключается в том, что по‑настоящему озаренные люди никогда не стре мятся походить на других. Вместо этого они стараются подняться выше своего собственного бывшего «я». Не старайся перегнать других, старайся перегнать себя, — ответил Джулиан. — Когда ты научишься управлять со бой, к тебе придет решимость выполнить то, что ты все гда хотел сделать. В твоем случае это может быть приоб щение к бегу на марафонские дистанции или овладение искусством спуска на плоту по бурной реке, или даже попытка оставить юридическую практику и попробовать себя на актерском поприще. О чем бы ты ни мечтал, будь то материальное богатство или духовное совершенство, я тебе не судья. Я скажу лишь, что все будет тебе по силам, когда ты задействуешь дремлющие возможности своей силы воли.
Джулиан добавил: — Воспитание искусства управлять собой и дисцип \инировать себя предоставит тебе также огромное чув ство свободы. Уже одно это может изменить многое. — Что ты имеешь в виду? — У большинства людей есть свобода. Они могут пойти, куда заблагорассудится, и делать все, что захотят. Нo слишком многие являются просто рабами своих ин стинктов. Они скорее плывут по течению, а не направля ют свою лодку, работая веслами. Другими словами, они похожи на морскую пену, которая разбивается о скалис тый берег и устремляется туда, куда увлекает ее прилив. Если они проводят время в кругу семьи, а в этот момент неожиданно позвонят с работы по какому‑то горящему вопросу, они могут бросить все и вернуться к делам, не удосуживаясь остановиться и подумать, что более суще ственно для их общего благосостояния и жизненной цели. Знаешь, я многое повидал в своей жизни, и здесь, на Западе, и на Востоке, и я думаю, что у таких людей есть свобода поступков, но им не хватает свободы выбора. Им не хватает главного составляющего элемента для жизни, полной смысла и озарения: свободы увидеть за деревья ми лес, свободы сделать правильный выбор.
Я не мог не согласиться с Джулианом. Конечно, мне не на что было особо жаловаться. У меня была замечательная семья, уютный дом и активная юридическая практика. Но, положа руку на сердце, я не мог бы сказать, что добился свободы. Мой телефон стал такой же частью тела, как моя правая рука. Я все время куда‑то бежал. По‑моему, у меня никогда не было времени серьезно пообщаться с Дженни. Возможность выкроить спокойное время для себя самого в обозримом будущем казалась мне такой же невероятной, как моя победа в Бостонском марафоне. Чем больше я думал об этом, тем больше осознавал, что я, похоже, и в юности так и не вкусил нектара настоящей, безграничной свободы. Думаю, я действительно был рабом моих более приземленных инстинктов. Я всегда делал то, что мне следовало делать по мнению кого‑то другого. — А воспитание силы воли даст мне больше свободы? — Свобода подобна зданию — ты строишь ее кирпи чик за кирпичиком. Первый кирпичик, который ты дол жен заложить, — это сила воли. Это качество помогает тебе поступать в каждом конкретном случае так, как ты считаешь нужным. Оно дает тебе силы быть мужествен ным. Оно даст тебе возможность зажить той жизнью, о которой ты мечтал, а не смиряться с той, какая у тебя есть.
Джулиан также отметил те многие практические выгоды, которые принесет с собой воспитание дисциплины.
— Верь этому или нет, но именно сила воли поможет тебе избавиться от привычного тебе беспокойства, сохра нит здоровье и подарит огромную жизненную энергию. Ви дишь ли, Джон, самоконтроль в действительности не что иное, как управление своим сознанием. Сила воли — ко ролева всех других свойств твоего разума. Если ты на учишься повелевать собственным разумом, ты научишься повелевать жизнью. Совершенное владение своим разумом начинается со способности контролировать каждую мысль, которая приходит тебе голову. Когда ты разовьешь в себе способность отрешаться от всех недостойных мыслей и научишься концентрироваться только на положительных и полезных, ты начнешь совершать положительные и полезные поступки. Вскоре все положительное и полезное станет само приходить в твою жизнь.
Вот тебе пример. Скажем, ты поставил себе в качестве одной из целей развития вставать каждый день в шесть утра и делать пробежку в парке, что за твоим домом. Допустим, что сейчас самая середина зимы и будильник поднимает тебя из глубокого сна. Твое первое желание — это нажать кнопку будильника и снова погрузиться в сон, утешив себя мыслью о том, что, может, с завтрашнего дня ты твердо начнешь жить в соответствии с данными себе обещаниями. Это повторяется в течение нескольких дней, пока ты не приходишь к выводу, что ты уже не так молод, чтобы менять свои привычки, а поставленная цель — привести себя в хорошую физическую форму — была слишком нереалистичной. — Ты слишком хорошо меня изучил, — откровенно наметил я. — Сейчас давай рассмотрим альтернативный сцена рий. Все еще середина зимы. Звенит будильник, и ты подумываешь о том, чтобы еще полежать в постели. Но, вместо того чтобы оставаться рабом своих привычек, ты противопоставляешь им более могущественные мысли. Ты начинаешь рисовать в своем уме картину того, как ты выглядишь, чувствуешь и ведешь себя, когда находишься в пике физической формы. Ты получаешь от коллег по работе комплименты. Ты концентрируешься на том, чего сможешь достичь с помощью той утроенной энергии, ко торую дадут тебе регулярные физические упражнения. Ты больше не станешь проводить ночи у экрана телевизора потому, что слишком устал после длинного дня в суде, чтобы заняться чем‑то другим. Дни твои наполнены жиз ненной энергией, душевным подъемом и смыслом. Предположим, я все так и сделаю, а мне все еще хочется поспать вместо того, чтобы подниматься и идти на пробежку? — Сперва, первые несколько дней, тебе будет не со всем просто и ты будешь чувствовать желание вернуться обратно к твоим старым привычкам. Но Йог Раман осо бенно сильно верил в один вечный принцип: положитель ное всегда преодолевает отрицательное. Так что, если ты будешь продолжать войну против недостойных мыс лей, которые, возможно, тайком пробрались в храм твое го сознания, в конце концов они поймут, что их не жела ют там принимать, и удалятся подобно гостю, который видит, что ему не рады. — Ты хочешь сказать, что мысли — это материаль ные предметы? — Да, и они полностью подчинены тебе. Думать поло жительными мыслями так же легко, как и отрицательными. — Тогда почему столько людей в мире пребывают в беспокойстве и концентрируются именно на отрицатель ной информации в нашем мире?
Потому что они не научились искусству самоконтро ля и дисциплинированному мышлению. Большинство лю дей, с которыми я говорил, не имеют ни малейшего пред ставления о том, что они способны контролировать каждую мысль, которая приходит им в голову: ежесекундно, ежеми нутно и ежедневно. Они уверены, что мысли просто прихо дят сами по себе, и так и не поняли, что если не найти время, чтобы научиться управлять своими мыслями, то мысли бу дут управлять тобой. Когда ты начнешь концентрироваться только на достойных мыслях и откажешься обдумывать низ менные мысли благодаря только лишь силе воли, я обещаю тебе: все отрицательные мысли улетучатся очень быстро. — Что же получается: если я хочу обладать внутрен ней силой, чтобы пораньше вставать, поменьше есть, по больше читать, поменьше волноваться и стать более урав новешенным или более любящим человеком, то все, что мне нужно сделать, — это напрячь свою волю, чтобы навести порядок в своих мыслях?
— Когда ты управляешь своими мыслями, ты управ ляешь своим сознанием. Если ты управляешь своим со знанием, ты управляешь своей жизнью. И как только ты полностью станешь контролировать свою собственную жизнь, ты станешь хозяином своей судьбы.
Мне нужно было услышать это. Во время этого необычного, но в то же время вдохновляющего меня разговора я прошел путь от скептически настроенного стряпчего, который придирчиво изучал другого — превратившегося в йога, — до глубоко уверовавшего человека, чьи глаза впервые за многие годы разглядели истину. Мне было жаль, что Дженни не могла слышать всего этого. Вообще‑то мне хотелось, чтобы и мои дети тоже услышали эту мудрость. Я знал, что это повлияет на них, так же как повлияло на меня. Я всегда хотел быть лучшим семьянином и жить полноценной жизнью, но так всегда получалось, что я был слишком занят, разбираясь во всех тех жизненных ситуациях, которые в тот момент казались мне такими важными и неотложными. Возможно, это была слабость, недостаток самоконтроля. Неспособность видеть лес за деревьями, скорей всего. Жизнь проносилась так быстро. Вроде бы только вчера я был молодым студентом юрфака, полным энергии и энтузиазма. В те годы я мечтал стать политическим деятелем или даже членом Верховного суда. Но годы шли, и я погряз в рутине повседневности. Даже в то время, когда Джулиан был еще высокомерным адвокатом, он говорил мне, что «успокоенность убивает». Чем больше я думал про это, тем больше осознавал, что я потерял желания. И это не были желания более просторного дома или более скоростной машины. Это было куда более глубокое желание: жажда большего смысла жизни, большей радости и большего удовлетворения.
Я начал уплывать в мечтах наяву, пока Джулиан продолжал говорить. В полном неведении о том, что он сейчас говорил, я увидел себя сначала пятидесятилетним, а потом шестидесятилетним человеком. Буду ли я связан с той же работой, буду ли видеть тех же людей, сталкиваться с теми же проблемами? Мне стало страшно от этого. Я всегда хотел внести какую‑то свою лепту в этот мир, но я видел, что это у меня не получалось. Думаю, как раз в эту душную июньскую ночь, рядом с Джулианом, сидевшим со мной на полу гостиной, я и изменился. Японцы называют это словом сатори, что означает внезапное пробуждение, и как раз это со мной и случилось. Я принял решение исполнить свои мечты и сделать свою жизнь куда значительней, чем она до этого была.
В первый раз я вкусил настоящей свободы, той свободы, которая возникает, когда ты решаешь раз и навсегда взять свою жизнь и все ее составляющие элементы в собственные руки.
— Я назову тебе формулу для развития силы воли, — сказал Джулиан, и не подозревавший о моем состоявшемся внутреннем перевоплощении. — Мудрость без подобаю щих способов ее применения перестает быть мудростью.
И далее Джулиан продолжал: — Каждый день, по пути на работу, повторяй несколь ко простых слов. — Это одна из мантр, о которых ты рассказывал рань ше? — спросил я.
Да, это одна из мантр, которой больше пяти тысяч лет, хотя только маленькая группа монахов Сиваны знает о ней. Йог Раман сказал мне, что, повторяя ее, я разовью в себе самоконтроль и несгибаемую волю в течение короткого периода времени. Помни, слова обладают огромной силой воздействия. Слова — это вербальное воплощение силы. Заполняя свое сознание словами надежды, ты обретешь надежду. Заполняя свое сознание словами доброты, ты станешь добрым. Заполняя свое сознание словами смелости, ты станешь смелым. Слова обладают большой силой, — заметил Джулиан. — Хорошо, я весь внимание. — Я предлагаю тебе повторять эту мантру по меньшей мере тридцать раз в день: я больше, чем то, чем я ка жусь, во мне — вся сила и мощь мира. Она приведет к глубоким изменениям в твоей жизни. Для ускорения ре зультатов сочетай эту мантру с практикой созидательного предвидения, о которой я уже рассказывал. Например, найди тихое место. Посиди там, закрыв глаза. Не позво ляй своим мыслям беспорядочно разбредаться. Сохраняй неподвижность, так как самый верный признак немощно го ума — это тело, которое не способно отдыхать. Затем повтори эту мантру вслух, потом еще — снова и снова.
Выполняя это, воспринимай себя собранным, уверенным человеком, который полностью контролирует свой ум, тело и свой дух. Представь себе, что ты ведешь себя так же, как вели бы себя в критической ситуации Ганди или мать Тереза. Ты наверняка добьешься потрясающих результатов, — пообещал он. — Это все? — спросил я, удивленный очевидной про стотой этой формулы. — Я могу наполнить резервуар сво их сил до краев с помощью этого простого упражнения?
Духовные пророки Востока учили этой технике столетиями. Сегодня она все еще с нами по одной при— чине: она действенна. Как всегда, суди по результатам. Если тебе интересно, я могу предложить тебе несколько других упражнений для раскрепощения силы своей воли и воспитания внутренней дисциплины. Но хочу предупредить: на первых порах они могут показаться несколько необычными. — Джулиан, я просто очарован тем, что слышу. Ты сегодня в ударе. Так что не останавливайся на этом. — Хорошо. Во‑первых — ты должен начать делать то, что ты делать совсем не любишь. В твоем случае это может быть, например, уборка по утрам своей постели или попытка идти на работу пешком, а не ехать на маши не. Сделав использование силы воли своей привычкой, ты перестанешь быть рабом своих слабостей. — По принципу «пользуйся, чтоб не потерять»? — Совершенно верно. Чтобы воспитать в себе силу воли и духа, ты должен задействовать эти качества. Чем настойчивее ты взращиваешь в себе зачатки самодисцип лины, тем быстрее они укрепятся и начнут давать плоды. Второе упражнение — любимое упражнение Йога Рама— на. Он иногда проводил целый день, не вымолвив и сло ва, за исключением моментов, когда нужно было отве тить на обращенный к нему вопрос. — Что‑то похожее на обет молчания? — В сущности, это оно и было, Джон. Распростра нявшие это упражнение тибетские монахи полагали, что воспитание дисциплины человека непосредственно свя зано с его умением сохранять молчание в течение продол жительного времени.

— Каким образом?
Сохраняя в течение всего дня молчание, ты заставля ешь свою волю делать то, что ты ей прикажешь. Каждый раз, когда у тебя возникает желание поговорить, ты тут же обуздываешь это желание, как наездник укрощает непокорную лошадь, и продолжаешь молчать. Видишь ли, у воли нет собственного разума. Она ждет твоих указаний, которые приведут ее в действие. Чем жестче ты ее контролируешь, тем крепче она становится. Вся проблема в том, что большинство людей не пользуются возможностями своей силы воли. — А почему? — спросил я. — Наверное, большинство людей полагает, что у них никакой воли нет. Они перекладывают вину на всех и вся, кроме самих себя, за эту очевидную слабость. Люди со сквер ным характером скажут тебе: «Я ничего не могу с этим по делать, мой отец был таким же». Люди слишком тревож ные скажут: «Дело не во мне. Столько проблем на работе». Те, кто любит долго поспать, скажут: «Что делать? Моему организму нужен десятичасовой ночной сон». Таким людям не хватает чувства ответственности перед самим собой, ко торое приходит с пониманием необычайных возможностей, таящихся глубоко внутри каждого из нас и ожидающих про буждения к действию. Когда ты познаешь вечные законы природы, движущие нашей Вселенной и всем живым, ты поймешь, что у тебя от рождения есть неотъемлемое право стать всем, чем ты можешь стать. У тебя есть возможность стать чем‑то большим, чем все, что тебя окружает. Точно таким же образом, у тебя есть возможность перестать быть узником своего прошлого. Но чтоб добиться этого, ты дол жен полностью овладеть своей волей. — Сильно сказано.
Я говорю серьезно, это очень практичная концеп ция. Представь, что бы ты смог сделать, если бы ты уд воил или утроил свою силу воли. Ты мог бы войти в такой режим упражнений, о котором ты только мечтал, ты мог бы куда эффективней распоряжаться своим временем, ты мог бы раз и навсегда избавиться от вечного беспокойства или же стать идеальным мужем. Заставляя работать свою волю, ты сможешь заново ощутить тот вкус к жизни, который ты, кажется, считаешь утраченным. На этом надо сосредоточить особое внимание. — Значит, основное — это постоянно задействовать свою силу воли? — Да. Прими для себя решение выполнять то, что, по‑твоему, тебе следует делать, и не иди по пути наи меньшего сопротивления. Попытайся преодолеть силу притяжения дурных привычек и слабостей, подобно ра кете, которая преодолевает силу земного притяжения, что бы вырваться в небесную сферу. Подталкивай себя. По смотришь, что будет с тобой уже через несколько недель.
— И эта мантра поможет?
— Да. Повторение мантры, которую я назвал тебе, еже дневное представление себя тем, кем ты хочешь стать, очень тебе помогут в создании собранной, подчиненной ясным принципам жизни, которая соединит тебя с твоими мечтами. И не нужно изменять за один день весь мир. Начни с мало го. Путешествие в тысячу миль начинается с первого шага. Мы не сразу становимся великими. Даже приучая себя под ниматься с постели на час раньше и закрепляя в себе эту полезную привычку, ты обретешь больше уверенности в себе и вдохновении покорять непреодолимые вершины. — Я не вижу связи, — признался я.
Маленькие победы ведут к большим. Ты должен начинать с малого, чтоб достичь великого. Когда тебе удастся выполнить такое простое решение, как приучить ся раньше вставать, ты ощутишь удовлетворение и ра дость от своего достижения. Ты наметил себе цель — и ты достиг ее. Это здорово. Секрет в том, чтобы поднимать планку все выше и постоянно совершенствоваться. Это включит механизм самоподдерживающегося развития, а оно будет побуждать тебя открывать все новые и новые свои возможности. Любишь кататься на лыжах? — неожиданно спросил меня Джулиан. — Да, я люблю лыжи, — ответил я. — Мы с Джен ни отправляемся вместе с детьми в горы, как только пре доставляется возможность, однако, к ее неудовольствию, это не так уж часто случается. — Хорошо. Просто представь, на что это похоже, когда ты отталкиваешься и начинаешь катиться с верши ны горы вниз. Сначала ты медленно скользишь, но через минуту ты уже летишь вниз по холму, словно завтрашне го дня для тебя не существует. Так? — Я обожаю скорость! — А что дает тебе такую скорость? — Мои аэродинамические формы? — пошутил я.
Почти отгадал, — засмеялся Джулиан. — Момент движения — вот ответ, которого я ожидал. Момент дви жения является также составным элементом для воспита ния самодисциплины. Как я уже говорил, ты начинаешь с малого — то ли на минуту раньше поднимаешься, то ли выходишь на ежевечернюю прогулку по кварталу или про сто приучаешься выключать телевизор, когда видишь, что уже вдоволь насмотрелся. Эти маленькие победы создают тот момент движения, который вдохновляет тебя на даль нейшие шаги к достижению своего высшего «я». Вскоре ты уже совершаешь такое, о чем никогда и не мечтал, начи наешь обретать такую силу и энергию, которые тебе даже и не снились. Это все восхитительно, Джон, просто восхи тительно. И розовый кабельный провод на бедрах борца сумо в загадочной притче Йога Рамана всегда будет напоминать тебе о возможностях собственной силы воли.
Когда Джулиан заканчивал излагать мысли в отношении самоконтроля, я заметил, что первые лучи солнца стали проникать в гостиную, оттесняя тьму, как ребенок стаскивает с себя надоевшее одеяло. Это будет великий день, подумал я. Первый день моей новой жизни.

Глава 10

Схема Событий
МУДРОСТЬ ДЖУЛИАНА В ДВУХ СЛОВАХ
Жить по принципам самодисциплины
Дисциплина создается постоянным совершением все более мужественных поступков Чем лучше ты заботишься о ростках самодисциплины, тем скорее они возмужают Сила воли‑это важнейшая добродетельполно‑стью реализованной жизни
Мантры,Творческое Предвидение

Если ты будешь продолжать войну против недостойных мыслей, которые, возможно, тайком пробрались вхрам твоего сознания, в конце концов они поймут, что их не желают там принимать, и удалятся подобно гостю, который видит, что ему не рады.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Твое самое драгоценное достояние

Хорошо организованное время — это верный признак хорошо организованного ума.
Сэр Исаак Питмен
 
— Знаешь, чем забавна жизнь? — спросил Джулиан. — Ну‑ка, скажи. — Как правило, к тому времени когда большин ство людей понимают, что именно они хотят получить от жизни и каким путем они могут добиться своей цели, уже слишком поздно. Знаешь, есть одна очень меткая поговорка: «Если бы молодость знала, если бы ста рость могла». — Так секундомер в сказке Рамана связан именно с этим? — Да. Трехметровый обнаженный борец сумо весом в полтонны, с розовым кабелем на бедрах, прикрываю щим его интимные места, поднимает сверкающий золо той секундомер, кем‑то забытый в чудесном саду, — на помнил мне Джулиан. — Да как же я мог забыть, — ответил я, широко улыбаясь. ‑
К этому моменту я уже понял, что загадочная притча Йога Рамана была не чем иным, как своеобразными вехами, помогающими обучить Джулиана древней философии озаренной жизни и облегчающими ее запоминание. Я сказал ему о своей догадке. — Ах, шестое чувство адвоката. Ты совершенно прав. Методы моего мудреца‑учителя сперва выглядели странно вато, и я все ломал себе голову: а в чем же заключался смысл его притчи? Ты задал себе тот же вопрос, когда я стал рас сказывать эту притчу тебе, ведь так? Но я должен сказать тебе, Джон, все семь эпизодов этой истории, и сад, и обна женный борец сумо, и желтые розы, и дорога, усыпанная бриллиантами, — о ней я тебе скоро поведаю — очень хо рошо помогают помнить ту мудрость, которой меня научили в Сиване. Образ сада способствует концентрации на возвы шенных мыслях, образ маяка напоминает о том, что цель жизни — это жизнь с целью, образ борца сумо удерживает в центре моего внимания необходимость постоянного само познания, в то время как розовый кабель на бедрах борца напоминает о чудесных возможностях силы воли. Не быва ет и дня, когда бы я не вспоминал эту притчу и не размыш лял о принципах, которым научил меня Йог Раман. — А что именно символизирует сверкающий золотой секундомер?

— Это символ нашего самого важного достояния — времени. — А положительное мышление, методы достижения цели в жизни, самосовершенствование, как же они?
Все они ничего не значат без времени. Приблизи тельно через шесть месяцев после того, как в результате восхитительной прогулки по Сиване я обрел на какое‑то время свой новый дом, один из мудрецов вошел в мою хижину из роз как раз в тот момент, когда я занимался. Это была женщина. Ее звали Дивеей. Она была поразительно красива, ее черные волосы доходили ей почти до талии. Очень нежным и ласковым голосом она поведала мне, что из всех мудрецов, живущих в этом тайном горном жилище, она самая молодая. Она также сказала мне, что пришла ко мне по просьбе Йога Рамана, который считал меня своим лучшим учеником за всю его жизнь. — Может быть, причиной этому — боль, пережитая тобою в прошлой жизни, — заметила она, — боль, кото рая позволила тебе принять нашу мудрость всем сердцем. Меня же, как самую юную в нашей общине, попросили преподнести тебе подарок. Это дар от всех нас, и мы вру чаем его в знак нашего уважения к тебе, проделавшему такой путь, чтобы познать наш уклад жизни. Ты ни разу не позволил себе судить нас или посмеяться над нашими традициями. Поэтому, хотя ты уже и решил через не сколько недель покинуть нас, мы считаем тебя членом нашей семьи. Ни один из приходящих к нам никогда не получал того, что я подарю сейчас тебе. — Что же это был за подарок? — в нетерпении спро сил я.
Дивея раскрыла сумку из домотканого полотна, до стала оттуда какой‑то предмет и вручила его мне. Развер нув бумажную обертку, от которой исходил приятный аро мат, я увидел нечто, чего в жизни бы там не предполагал увидеть. Это были крохотные песочные часы, сделанные из выдутого стекла и небольшого кусочка сандалового де рева. Видя мое выражение лица, Дивея поторопилась объяс нить мне, что в детстве каждый мудрец получил по такому подарку. «Хотя у нас нет никаких материальных накопле ний и мы живем просто, мы ценим время и помним про его бег. Эти маленькие песочные часы служат нам ежедневным напоминанием о нашей бренности, мы ни на минуту не должны забывать, что жить нужно полноценно, определять для себя достойные цели и добиваться их». — Эти монахи следили за временем? — Все они без исключения понимали важность време ни. Каждый из них развил в себе ту черту, которую я назо ву «осознанием времени». Видишь ли, я узнал, что время утекает сквозь наши пальцы подобно песку — и уже ни когда не возвращается. Те из нас, кто с раннего детства разумно используют свое время, обретают богатую, про дуктивную и полную удовлетворения жизнь. Те же, кого так и не обучили принципу, что «управлять временем — значит управлять жизнью», никогда не смогут реализовать свой огромный человеческий потенциал. Время — это ве личайший арбитр, уравнивающий людей: не важно, повез ло ли нам при рождении или же мы обижены судьбой, живем ли мы в Техасе или в Токио, — нам всем достается лишь двадцать четыре часа в сутки. То, как мы используем свое время, и отделяет тех из нас, кто прожил выдающую ся жизнь, от тех, кто плыл по течению.

— Помнится, однажды мой отец сказал, что свобод ное время есть только у самых занятых людей. Как ты это понимаешь?
Я согласен. Занятые, творческие люди чрезвычай но эффективно распределяют свое время — иначе они не выживут. То, что ты прекрасно научился планировать свое время, совсем не значит, что ты обязательно станешь тру доголиком. Наоборот, планирование времени позволяет тебе больше времени тратить на те вещи, которые ты любишь, то, что действительно имеет для тебя смысл. Управлять временем — значит управлять жизнью. Как следует береги свое время. Помни, оно относится к нево‑зобновляемым ресурсам. — Позволь привести тебе один пример, — предложил Джулиан. — Представим себе, что сейчас утро понедельни ка, а твой дневной график забит назначенными переговора ми, встречами и слушаниями в суде. Вместо того чтобы, как обычно, встать в шесть тридцать утра, залпом выпить чашку кофе, понестись сломя голову на работу и потом целый день разрываться между делами, ты выкроил себе, скажем, минут пятнадцать накануне вечером и спокойно распланировал свой день. Или, скажем, ты отвел для этого целый час в спокой ное воскресное утро, чтобы распланировать всю неделю, — это будет еще полезнее. В своем дневнике ты пометил, когда нужно встретиться с клиентами, поработать над материалами дела, когда ответить на телефонные звонки. Что еще важ нее — ты также занес в записную книжку все свои личные, общественные и духовные цели на эту неделю. Этот простой шаг — секрет гармоничной жизни. Закрепив наиболее важ ные вопросы и проблемы своей жизни за определенным вре менем в дневнике, ты сохранишь осмысленность и уравнове шенность в течение этой недели и всей жизни. — Ну, не будешь же ты мне предлагать сделать пере рыв в середине рабочего дня для прогулки в парке или медитации?
Вот как раз и буду. Почему ты так крепко привязан к заведенному порядку? Почему ты считаешь, что должен все делать точно так же, как и все? Веди свою собственную игру. Почему бы не начинать рабочий день на час раньше, чтобы позволить себе роскошь спокойно прогуляться чуть попозже утром в прекрасном парке, что напротив твоего офиса? Или почему бы не задержаться на работе подольше в начале неде ли, чтоб в пятницу пораньше закончить и сходить с детьми в зоопарк? Или почему бы не попробовать работать на дому два дня в неделю, чтоб больше видеть свою семью? Все, что я тебе хочу сказать, — планируй свою неделю и всю свою жизнь творчески. Воспитай в себе привычку распределять свое время, отталкиваясь от своих приоритетов. Наиболее важными вещами в твоей жизни никогда не следует жертвовать в угоду незначительным. И помни, неудачное планирование времени — это планирование неудачи. Если ты запишешь в блокнот не только то, что ты назначил другим, но и то, что назначил самому себе — что прочитать, как отдохнуть, — ты куда продуктивнее сможешь пользоваться своим временем. Не забывай, что время, потраченное на обогащение жизни вне твоей работы, не будет потрачено зря. Оно придаст чрезвычайную эффективность твоему рабочему времени. Перестань жить разорванными кусками. Пойми раз и навсегда: все твои поступки и действия составляют одно неразделимое целое. Твое поведение дома влияет на твое поведение на работе. Твоя манера общаться с коллегами и клиентами на работе влияет на твои отношения с семьей и друзьями. — Я согласен, Джулиан, но у меня и вправду нет вре мени для перерывов в середине рабочего дня. По правде говоря, я почти всегда засиживаюсь допоздна. Сейчас мой график буквально трещит, — при этих словах я почув ствовал, как похолодело у меня внутри от одной только мысли о той груде работы, о которой я вспомнил.
То, что ты занят, — это не оправдание. Вопрос в том, чем именно ты так занят? Одно из самых великих откровений, которые я почерпнул в Сиване, состоит в том, что восемьдесят процентов всех тех результатов, которых ты в жизни добиваешься, связаны только с двадцатью процентами твоей деятельности. Йог Раман назвал это «Древним Ритуалом Двадцати». — Я тебя не совсем понимаю. — Хорошо. Вернемся к твоему рабочему понедель нику. С утра и до ночи ты можешь быть полностью занят различными делами: беседами по телефону с клиентами, составлением судебных апелляций, чтением сказки на ночь младшему сыну или шахматной партией со своей женой. Согласен?

— Согласен. — Но из сотен твоих дел — а все они отнимают у тебя время — только двадцать процентов принесут на стоящие, существенные результаты. Только двадцать про центов того, что ты делаешь, оказывает влияние на то, как ты живешь. Это твоя «действенная» деятельность. Как ты думаешь, скажется ли на том, что будет с тобой через десять лет, время, которое ты сегодня проводишь, болтая с коллегами в коридоре за чашкой чая, просижи вая в прокуренном кафе или смотря телевизор? — Нет, по правде говоря, нет. — Верно. Поэтому я уверен, ты согласишься, что бы вают такие дела, от которых зависит все.

— Ты имеешь в виду время, потраченное на углубле ние своих профессиональных знаний, на беседы и укреп ление доверия с клиентами, на совершенствование своих деловых качеств адвоката?
Да, а также время, посвященное укреплению тво их семейных уз с Дженни и детьми. Время, когда ты вос станавливаешь единение с природой и приносишь ей бла годарность за счастье обладать всем, что у тебя есть. Время, проведенное в обновлении своего ума, своего тела и своей души. Это лишь некоторые примеры «действен ной» работы, которая поможет тебе создать такую жизнь, которую ты заслуживаешь. Направь все свое время на то, что оказывает реальное влияние на вещи. Озаренные люди руководствуются главным. — Надо же. И всему этому тебя научил Йог Раман? — Я стал изучать жизнь, Джон. Безусловно, Йог Раман был замечательным и вдохновенным учителем, за что я его никогда не забуду. Но сейчас все уроки, которые я вынес из своего богатого прошлого, сложились вместе, как частички одной большой мозаики, чтоб указать мне дорогу к совершенной жизни.
Джулиан добавил:
— Надеюсь, ты извлечешь должные выводы из тех ошибок, которые наделал в своей жизни я. Одни люди учатся на ошибках, сделанных другими. Это — мудрые люди. Другим кажется, что настоящее знание добывает ся только собственным опытом. Такие люди на протяже нии жизни испытывают ненужную боль и печаль.
Будучи юристом, я побывал на многих семинарах, посвященных вопросам повышения квалификации. Но никогда и нигде я не слышал о философии правильного планирования времени, о которой сейчас мне рассказывал Джулиан. Управление временем было не тем, о чем ты помнишь в офисе и можешь забыть сразу по окончании рабочего дня. Это была система правил из разряда чудодейственных, которая при должном ее применении была способна уравновесить и облечь смыслом все сферы моей жизни. Я узнал, что, планируя свои дни наперед и находя время подумать над тем, как равномерно и разумно использовать свое время, я смогу не только добиться больших результатов в своих делах — я смогу стать счастливым.
— Так что жизнь — это как приличный кусок ветчины, — ввернул я словечко. — Чтоб стать хозяином своего времени, ты должен отделить мясо от жира. — Отлично. Схватываешь на лету. И хотя моя душа ным.вегетарианцавелитмнепоступитьпо‑другому,мне нравится твое сравнение, потому что оно попадает не в бровь, а в глаз. Когда ты все свое время и драгоценную умственную энергию сосредоточиваешь на мясе, у тебя не остается времени, чтобы попусту тратить его на жир. Начиная с этого момента, твоя жизнь перестает быть обыденной и перемещается в утонченную сферу необычного. Именно с этого момента ты становишься по‑настоящему причиной вещей и явлений, и внезапно навстречу тебе распахиваются настежь двери к храму озарения, — заметил Джулиан. — Отсюда переходим к еще одному моменту. Не по зволяй другим воровать твое время. Есть люди, которые непременно позвонят по телефону, как только вы уложили детей и ты устроился поудобнее в своем любимом кресле и как раз собрался почитать тот увлекательный роман, о ко тором так много слышал. У таких людей есть обыкновение забрести в твой кабинет, как только у тебя высвободилась пара минут посредине суматошного дня и ты хотел немного отдышаться и собраться с мыслями. Знакомая картина? — Как всегда, Джулиан, все — как в аптеке. Навер ное, я всегда боялся показаться невежливым, чтобы по просить таких гостей удалиться или не трогать дверь мо его кабинета, — признался я. — Ты должен быть безжалостен по отношению к свое му времени. Научись говорить другим «нет». Мужество ска зать «нет» чему‑то второстепенному даст тебе возможность сказать «да» серьезным вещам в твоей жизни. Закрой дверь кабинета, когда тебе нужно несколько часов, чтобы порабо тать над серьезным делом. Помни, что я тебе сказал. Не хватайся за трубку каждый раз, когда звонит телефон. Он там для твоих потребностей, а не для потребностей других. ‑
Как это ни странно, окружающие станут больше уважать тебя, увидев, что ты ценишь свое время. Они поймут, что твое время дорого стоит, и будут дорожить им.
— А как насчет откладывания «на потом»? Уж боль но часто я переношу на другое время то, чем не люблю заниматься, а вместо этого обнаруживаю, что часами про сматриваю рекламные листовки и прочий мусор, который приходит по почте, или листаю юридические журналы. Может быть, я просто убиваю свое время?
— Убийство времени — это подходящая метафора. Ты прав, человеку свойственно делать вещи, которые вы зывают у него интерес, и избегать того, что вызывает у него негативные эмоции. Но как я уже говорил, наиболее творческие люди на нашей земле воспитали в себе при вычку делать то, что заурядные люди делать совсем не любят. Хотя все это им точно так же может не нравиться.
Я замолчал, глубоко задумавшись о правиле, которое только что узнал. Может быть, причина того, что я откладываю вещи «на потом», кроется не во мне. Может быть, моя жизнь просто стала слишком запутанной. Джулиан почувствовал мою озабоченность.
— Йог Раман сказал мне, что люди, которые являются хозяевами своего времени, живут простой жизнью. Торопливый, лихорадочный темп жизни не заложен в расчеты природы. И если настоящего счастья могут достигнуть только очень продуктивные люди, видящие перед собой конкретные цели и задачи, насыщенной событиями и свершениями жизни не стоит добиваться, жертвуя при этом спокойствием своего сознания. Это особенно очаровывало меня в той системе знаний, которую поведали мне мудрецы. Эта мысль помогла мне научиться действовать так эффективно и в то же время воплотить свои духовные чаяния. Я все больше и больше доверял Джулиану: — Ты всегда был со мной честен и откровенен, так что я тоже ничего не буду от тебя таить. Мне не хочется оставлять свою юридическую практику, бросать свой дом и свою машину, чтоб стать счастливее и удовлетвореннее. Мне нравятся эти игрушки, да и остальные материаль ные блага, которых я добился. Это мое вознаграждение за проведенные на работе годы, прошедшие после нашей последней встречи. Но я чувствую себя опустошенным — да‑да, именно так. Я рассказал тебе о своих студенческих мечтах и чаяниях. А ведь в жизни можно сделать намно го больше. Знаешь, мне ведь почти сорок, а я не был ни в Большом Каньоне, ни на Эйфелевой башне. Мне не при ходилось бродить в пустыне или проплывать в лодке по неподвижному озеру чудным летним днем. Я ни разу в жизни не снял носки и туфли и не прошелся босиком по парку, наслаждаясь смехом малышей и лаем собак. Даже не припомню, когда бы я в последний раз прошелся в оди ночестве неторопливой, спокойной походкой по укрытой снегом улице — просто чтобы послушать, как дышит при рода, и насладиться этим чувством. — Так сделай свою жизнь проще, — с сочувствием в голосе сказал Джулиан. — Примени древний Ритуал Про стоты к каждой сфере своего бытия. И тогда у тебя навер няка появится больше времени для наслаждений этими ра достными чудесами природы. Один из самых трагичных поступков, которые можно сделать, — это отложить жизнь «на потом». Слишком многие мечтают о каком‑то таинствен ном саде, полном роз, который грезится где‑то на горизонте, вместо того чтобы наслаждаться тем садом, который растет у них позади дома. Как трагично! — И что бы ты предложил? А вот это я оставлю твоему воображению. Я рас сказал тебе о многих приемах, которые узнал от мудре цов. Они способны сотворить чудеса, если только у тебя хватит мужества применить их. Да, это напомнило мне еще об одном приеме, который я применяю для того, что бы моя жизнь оставалась простой и спокойной. — О каком? — Я люблю немного вздремнуть после полудня. Я за метил, что это придает мне энергию, бодрость, не дает по стареть. Думаю, ты мог бы сказать, что мне просто необ ходим этот «сон для красоты», — засмеялся Джулиан. — Да, красота всегда была твоей слабостью. — А чувство юмора всегда было одной из твоих силь ных сторон, тут надо отдать тебе должное. Всегда помни о силе смеха. Подобно музыке, смех — это замечатель ное тонизирующее средство при стрессах и перенапряже нии. Думаю, лучше всего об этом выразился Раман: «Смех раскрывает твое сердце и умиротворяет душу. Не следует воспринимать жизнь настолько серьезно, чтобы разучить ся смеяться над самим собой».
У Джулиана была еще одна, последняя мысль в отношении времени, которой он хотел со мной поделиться: — Может быть, сейчас я скажу тебе самое главное, Джон: перестань вести себя так, словно впередиутебя пять сот лет жизни. Вручая мне эти маленькие песочные часы, Дивея дала мне один совет, который я никогда не забуду. — Что она сказала?
Она сказала, что самый подходящий момент для того, чтобы посадить дерево, прошел. Это нужно было делать со рок лет назад. Второй раз такой момент наступает именно сегодня. Не трать даром ни одной минуты твоего дня. Разви вай в себе ментальность человека, лежащего на смертном ложе. — Прошу прощения?.. — спросил я, пораженный зрительным образом, к которому прибег Джулиан. — Что это за ментальность смертного ложа? — Это способ взглянуть на свою жизнь по‑новому. Если хочешь, назови ее своеобразной формулой обрете ния сил, которая напоминает, что сегодняшний день мо жет быть последним в твоей жизни, так что испей чашу наслаждения этого дня до конца. — Уж очень зловеще звучит, как по мне. Приходится думать о смерти.
— На самом деле, это философия жизни. Когда ты начинаешь думать как человек, лежащий на смертном одре, ты проживаешь каждый день так, будто это твой послед ний день. Представь себе, что каждое утро ты просыпа ешься и задаешь себе простой вопрос: «Что бы я сделал, будь это мой последний день?» Затем подумай о том, как бы ты себя вел со своей семьей, коллегами по работе и даже с совсем незнакомыми людьми. Подумай, как насыщенно и радостно ты будешь жить, воспринимая полностью каж дую секунду своего бытия. Одна только мысль о смертном одре способна изменить твою жизнь. Она придаст твоему существованию энергию, наполнит страстью и смыслом все твои поступки. Ты начнешь концентрироваться на том, что значимо и что ты раньше откладывал в сторону; ты пере станешь тратить время впустую на все те пустяки, которые привели тебя в это болото кризиса и хаоса.
Джулиан продолжал:
— Заставь себя сделать больше и больше пережить и испытать. Заставь всю свою энергию расширить гори зонты твоих чаяний и надежд. Да, мечтай о большем. Не удовлетворяйся посредственной, заурядной жизнью, раз в крепости твоего разума таятся такие безграничные возможности. Не бойся прильнуть к источнику своего величия. Ты наделен этим неотъемлемым правом с рождения. — Звучит весьма внушительно. — Это далеко не все. Есть еще один простой рецепт против приступов отчаяния, которые, подобно чуме, по ражают нас. — Моя чашка все еще пуста, — мягко заметил я. — Действуй так, словно неудача просто невозможна, а успех обеспечен. Прогони от себя мысль, что ты не до стигнешь своих целей, не важно — материальных или духовных. Будь смелее и не сдерживай игру своего вооб ражения. Перестань быть пленником своего прошлого. Стань архитектором своего будущего. Ты уже никогда не будешь прежним.
Когда город начал пробуждаться, а утро расцветало во всей своей красе, мой неподвластный возрасту друг стал выказывать первые признаки усталости после долгой ночи, проведенной в наставлениях своего страстного ученика. Я был поражен его выносливостью, его неукротимой энергией и безграничным энтузиазмом. Он не только говорил то, что делал, а и делал то, что говорил. — Мы подходим к концу таинственной притчи Йога Рамана, и скоро я должен буду покинуть тебя, — мягко промолвил он. — Мне предстоит еще много дел и встреч. — Что ты собираешься сказать своим партнерам по фирме — что ты возвращаешься? — спросил я, сгорая от любопытства. — Думаю, нет, — ответил Джулиан. — Я не тот Джулиан Мэнтл, которого они знали. Я мыслю другими категориями, я ношу другую одежду, я занимаюсь други ми вещами. Я коренным образом изменился. Они не уз нали бы меня.

— Ты действительно совсем новый человек, — со гласился я и улыбнулся про себя, представив, как этот облаченный в алую накидку таинственный монах выхо дит из ярко‑красного «феррари» своей прошлой жизни. — Точнее будет сказать — новое существо. — Не вижу отличия, — признался я. — У народов Индии есть одна древняя поговорка: «Мы не человеческие существа, наделенные духовным опытом. Мы духовные существа, наделенные человечес ким опытом». Сейчас я понимаю свою роль во Вселен ной. Я вижу, кто я есть. Я больше не живу в этом мире. Мир живет во мне. — Мне надо какое‑то время, чтобы все это осмыс лить, — сказал я совершенно искренне, не совсем пони мая, о чем говорил Джулиан. — Конечно. Понимаю тебя, друг мой. Придет время, когда для тебя прояснится, что я имею в виду. Если ты будешь придерживаться принципов, которые я тебе от крыл, и применять приемы, о которых я рассказал, ты наверняка будешь продвигаться по дороге озарения. Ты научишься в совершенстве управлять собой. Ты увидишь (ною жизнь такой, какой она есть на самом деле: малень ким пятнышком на холсте вечности. И ты придешь к яс ному видению того, кем ты действительно являешься, равно как и к пониманию конечной цели своей жизни. — Которая состоит в том, чтобы…
…служить другим. Неважно, сколько комнат у тебя в доме и насколько шикарная у тебя машина, на тот свет с собой ты их не заберешь. Единственное, что ты сможешь взять с собой, — это свою совесть. Прислушивайся к ней. Пусть она направляет тебя в жизни. Она знает, что есть прав‑.да. Она подскажет тебе, что твое призвание в конечном итоге сводится к бескорыстному служению — в той или иной форме — другим людям. Этому научила меня моя собственная одиссея. Сейчас же мне нужно столь многих повстречать, многим помочь и многих излечить. Моя миссия — передать древние знания мудрецов Сиваны всем тем, кто в них нуждается. Это — цель моей жизни.
Огонь знания воспламенил дух Джулиана, это было очевидно даже для такого непосвященного человека, как я. Он говорил так страстно, так убежденно и пылко, что это отразилось даже в его облике. Его перевоплощение из немощного престарелого юриста в полного жизни юного Адониса произошло не просто благодаря диете и ежедневным упражнениям из комплекса утренней зарядки. Нет, Джулиан открыл для себя среди величественных гор куда более могущественную панацею. Он открыл тайну, которую люди искали веками. Это было большее, чем тайна вечной молодости, исполнения желаний или даже вечного счастья. Джулиан открыл тайну самого Себя.

Глава 11

Схема Событий
МУДРОСТЬ ДЖУЛИАНА В ДВУХ СЛОВАХ

Цени свое время
Время — твое самое драгоценное достояние, оно не возобновляется
Концентрируйся на главном и сохраняй равновесие Сделай свою жизнь проще
Древнее Правило Двадцати
Имей мужество говорить «нет»
Ментальность «смертного одра»


Время утекает сквозь наши пальцы, подобно песку, — и уже никогда не возвращается. Те из нас, кто с раннего детства разумно используют свое время, обретают богатую, продуктивную и полную удовлетворения жизнь. Те же, кого так и не обучили принципу, что «управлять временем — значит управлять жизнью», никогда не смогут реализовать свой огромный человеческийпотенциал.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Главная цель жизни


Все живое живет не само по себе и не само для себя.
                                                                 Уильям Блейк


— Отличительной особенностью мудрецов Сиваны была не только их телесная и душевная молодость, но и, безусловно, их доброта. Йог Раман рассказывал, что в детстве, когда он уже засыпал, в его укрытую розами хи жину мягкими шагами входил отец и спрашивал его, сколько хороших поступков он совершил в течение дня. Хочешь верь, хочешь нет, но если он отвечал, что не со вершил ни одного, тогда отец просил его подняться и со вершить какой‑либо добрый поступок или бескорыстную услугу перед тем, как ему будет разрешено уснуть.
Джулиан продолжал: — Одна из главнейших добродетелей озаренной жиз ни, Джон, состоит в следующем: когда все сказано и сде лано, вне зависимости от твоих достижений, количества загородных домов, машин, стоящих у твоего крыльца, качество твоей жизни сводится к качеству твоего вклада в жизнь других. — Это как‑то связано со свежими желтыми розами в сказке Йога Рамана?

— Конечно, связано. Цветы будут напоминать тебе о древней китайской пословице: «На руке, дарящей розы, всегда останется их аромат». Ее смысл ясен: когда ты тру дишься во имя жизни других людей, ты косвенным обра зом в то же время возвышаешь свою собственную. Если ты следишь за тем, чтобы каждый день делать добрые дела, твоя собственная жизнь становится куда богаче, полнее смысла. Если хочешь, чтобы каждый твой день был возвышенным и добродетельным, делай что‑то для других. — Ты предлагаешь мне заняться благотворительнос тью? — Это было бы прекрасным началом. Но я вижу это в более широком смысле. Я предлагаю тебе принять но вую парадигму своей роли на земле. — Я снова перестаю понимать. Не можешь ли объяс нить, что такое парадигма. Мне не очень понятен этот термин. — Парадигма — это, попросту говоря, то, как ты вос принимаешь обстоятельства или жизнь в целом. Некото рые воспринимают сосуд жизни наполовину пустым. Оптимисты же воспринимают его как наполовину запол ненный. Люди, принявшие разные парадигмы, относятся к одному и тому же обстоятельству по‑разному. В об щем‑то, парадигма — это линза, сквозь которую ты рас сматриваешь события своей жизни: как внешние, так и внутренние. — Так что, когда ты предлагаешь мне принять новую парадигму моей жизненной цели, мне следует изменить мой взгляд на мир?
В некотором смысле. Чтобы коренным образом усо вершенствовать свою жизнь, ты должен воспитать в себе новое понимание того, зачем ты на этой Земле. Ты должен осознать, что, войдя в этот мир ни с чем, ты обречен и покинуть его ни с чем. При этом условии для твоего пребывания здесь может быть только одна причина. — И что же это? — Отдавать себя другим людям и, следовательно, вно сить свою лепту в улучшение мира, — ответил Джули ан. — Я совсем не запрещаю тебе иметь свои игрушки и не принуждаю тебя бросить юридическую практику и по святить свою жизнь несчастным и обиженным судьбой. Хотя не так давно я повстречал людей, которые с радос тью выбрали этот путь. Наш мир стремительно меняется. Люди уже готовы отдавать деньги в обмен на постиже ние смысла жизни. Адвокаты, которые раньше относи лись к людям в зависимости от толщины их кошелька, сейчас судят о людях по их преданности делам других, по размеру их сердец. Школьные учителя оставляют свои пожизненно гарантированные должности, чтобы поспе шить навстречу интеллектуальным нуждам детей, живу щих в центре боевых действий. Люди начинают внимать настойчивым призывам к изменениям. Они начинают осознавать, что пришли в этот мир с какой‑то целью и что им дано нечто, что поможет эту цель реализовать.

— А что это за нечто? — Именно то, о чем я тебе рассказывал всю ночь: безграничные возможности разума, неукротимая энергия, талант созидания, самодисциплина и умиротворение. Все дело в том, чтобы добраться до этих сокровищ и приме нить их для общего блага, — подчеркнул Джулиан. — Пока что понимаю. А с чего начать творить добро?
Все, что я хочу сказать, так это то, что ты в первую очередь должен изменить свой взгляд на мир, перестать воспринимать себя только как индивида и начать смотреть на себя как на часть коллектива. — Так мне следует стать добрее и вежливее к другим? — Пойми, что самое достойное, что ты можешь совер шить, — это отдать себя другим. Мудрецы Востока назы вают это «освобождением от самого себя». Оно заключа ется в том, чтобы выйти за пределы собственного самосознания и сосредоточиться на более возвышенной цели. Возможно, это потребует от тебя большей отдачи другим твоего времени или твоей энергии: самого ценного, что у тебя есть. Это может быть что‑то очень значительное (например, ты можешь провести свой отпуск, помогая обез доленным) или какая‑нибудь мелочь (например, ты мо жешь пропустить вперед несколько машин в дорожном заторе). Возможно, это кажется банальным, но если я что— то и постиг в этой жизни, так это то, что, стремясь сделать мир лучше, ты возвысишь собственную жизнь. Йог Раман сказал, что, рождаясь, мы плачем, а мир радуется. По его мнению, жить нужно так, чтобы, умирая, мы радовались, I то время как мир будет плакать.
Я знал, что Джулиан прав. Что меня беспокоило в моей адвокатской практике, так это то, что я действительно не чувствовал, что отдавал себя настолько, насколько был способен. Да, мне удалось выиграть несколько процессов, создав так называемые правовые прецеденты, которые в дальнейшем помогли добиться справедливости по многим другим делам. Но закон стал для меня скорее бизнесом, чем любимым делом. Подобно многим, в студенческие годы я был идеалистом. За чашкой холодного кофе в комнатах нашего общежития мы обсуждали, как изменить мир. С тех пор прошло почти двадцать лет, и мое страстное желание coвершенствовать мир сменилось страстным желанием вы— платить кредит за дом и обеспечить себе хорошую пенсию. Впервые за многие годы я осознал, что заточил себя в кокон среднего класса, к которому я так привык и который оберегал меня от всего сообщества людей.
— Расскажу тебе одну старинную историю, которая, возможно, все разъяснит, — продолжал Джулиан. — Жила‑была одна старая женщина. Ее муж умер. И стала она жить со своим сыном, невесткой и внучкой. С каж дым днем ее слух и зрение ухудшались. Иногда ее руки так сильно дрожали, что горох на тарелке, которую она держала в руках, летел на пол, а суп проливался. В один прекрасный день это всем надоело, и для старой женщи ны поставили маленький столик в углу рядом с дверью в чулан, так что она должна была принимать пищу в оди ночестве. Во время трапезы она смотрела на детей глаза ми, полными слез, но они почти не разговаривали с ней, иногда только браня за упавшую вилку или ложку.
Однажды вечером, незадолго до ужина, внучка сидела на полу и играла со своими кубиками. «Что это ты строишь?» — серьезно спросил отец. «Я делаю маленький столик для тебя и для мамы, — ответила девочка, — чтобы, когда я вырасту, вы могли сидеть за ним в углу и обедать». Отец и мать долго не могли произнести ни слова. Затем они расплакались. В эту минуту они осознали, что натворили и сколько зла принесли. В этот вечер они посадили старушку на ее место за обеденным столом, и с этого дня она всегда сидела вместе с ними. И когда крошки или вилка падали со стола, никто этого не замечал.
— Родители в этом рассказе не были дурными людь ми, — сказал Джулиан. — Им просто необходима была искра осознания, которая зажгла бы свечу сострадания. Сострадание и ежедневные добрые поступки делают твою жизнь намного богаче. Не пожалей времени утром и подумай о тех добрых делах, которые ты сделаешь для других в течение своего дня. Искренние слова одобрения тем, кто меньше всего ожидает этого, тепло, проявленное по отношению к попавшим в беду друзьям, знаки любви и внимания членам твоей семьи, проявленные без специального повода, — все это сделает твою жизнь лучше и интереснее. Что же касается дружеских отношений, то не забывай, что о них тоже нужно заботиться. Тот, у кого есть три надежных друга, — это очень богатый человек. Я кивнул.
— Друзья привносят в жизнь юмор, добавляют ей пре лести и очарования. Посмеяться от души вместе со старым другом, что лучше может возвратить тебя к молодости? Друзья собьют с тебя спесь, когда ты становишься слиш ком надменным. Друзья заставят тебя улыбаться, когда ты становишься слишком серьезным. Хорошие друзья всегда будут рядом, когда ты окажешься в затруднении. Когда я был адвокатом, на друзей у меня просто не хватало време ни. Сейчас я одинок, и кроме тебя, Джон, у меня никого пет. Мне не с кем побродить по лесу, когда все вокруг по гружено в безмятежный сон. Мне не с кем поделиться сво ими впечатлениями о только что прочитанной и взволно вавшей меня книге. И мне некому раскрыть свою душу, когда солнечные лучи великолепного сентябрьского дня (огревают мне сердце и наполняют меня радостью.
Тут Джулиан прервался:
— Впрочем, на сожаление у меня нет времени. шенно изменился. Передо мной был мягкий, добрый и миролюбивый человек. Казалось, он постиг свою роль в этом театре жизни. Он воспринимал боль и ошибки собственного прошлого как мудрый, старый учитель. В то же время было совершенно очевидно, что его жизнь — нечто большее, чем просто сумма прошедших событий.
Глаза Джулиана светились надеждой. Я был обворожен его чувством восторга перед волшебством этого мира, меня захватывала его необузданная жажда жизни. Я видел, что этот когда‑то жесткий человек, привыкший к победам над другими, и бескомпромиссный защитник интересов имущих, Джулиан Мэнтл, и в самом деле возвысился над собой, превратившись в высшей степени духовную личность, живущую ради других. Возможно, по этому пути суждено было пойти и мне.
  

Глава 12

Схема Событий
МУДРОСТЬ ДЖУЛИАНА В ДВУХ СЛОВАХ

Бескорыстно служить другим
Качество твоей жизни в конце концов сводится к качеству твоего вклада в этот мир
Относиться к каждому дню как к священному дару
Жить, чтобы отдавать
Улучшая жизни другихл юдей, ты достигаешь высших измерений своей собственной жизни


Совершать добрые дела каждый день
Давать тем, кто просит
Совершенствовать взаимоотношения с другими людьми

Ключевая Самый благородный поступок, который ты можешьсовершить,‑этоотдаватьсебядру‑гим. Сосредоточивайся на своей высшей цели.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Вечная тайна непреходящего счастья


Когда я наслаждаюсь великолепием заката или красотой луны, моя душа преклоняется перед Создателем.
Махатма Ганди


Прошло уже более двенадцати часов с того момента, как Джулиан пришел в мой дом, чтобы передать мне всю мудрость, познанную им в Сиване. Без сомнения, эти двенадцать часов были самыми значительными в моей жизни. Я ощутил себя одновременно освеженным и полным сил, вооруженным пониманием своих целей и даже освобожденным. Джулиан коренным образом изменил мой взгляд на жизнь, поведав мне притчу Рамана и объяснив вечные добродетели, которые она символизировала. Я осознал, что даже не начинал исследовать богатство своих собственных возможностей. Я впустую растрачивал возможности каждого своего дня, которые разбросала на моем пути жизнь. Мудрость Джулиана дала мне возможность заняться своими уязвимыми местами, которые не давали мне жить жизнью, полной смеха и энергии, реа‑лизовывать свои задатки. А я ведь этого заслуживал. Все это меня очень взволновало. — Скоро мне надо уходить. У тебя есть свои обязаннос ти, которые не ждут, у меня есть свои дела, которые требуют моего участия, — извиняющимся тоном сказал Джулиан. — Моя работа может подождать. — А моя, к сожалению, не может, — быстро ответил он, улыбнувшись. — Но прежде чем уйти, я должен разъяснить тебе по следний элемент магической притчи Рамана. Помнишь, бо рец сумо, имевший на себе лишь розовый кабель, выйдя из маяка, возведенного в центре прекрасного сада, поднимает блестящий золотой секундомер и падает на землю. В конце концов он приходит в сознание от чудесного аромата жел тых роз. Ему показалось, что прошла целая вечность. Тог да он в восторге вскакивает на ноги и с удивлением замеча ет длинную, петляющую тропинку, покрытую миллионами крошечных бриллиантов. Конечно, борец сумо пошел по этой тропинке и жил после этого долго и счастливо.

— Звучит правдоподобно, — усмехнулся я. — У Рамана очень живое воображение, тут я с тобой согласен. Но, как ты уже убедился, этот рассказ пресле дует свою цель, принципы, которые в нем заключены, не только обладают огромным могуществом, но и в высшей степени практичны. — Это точно, — без оговорок согласился я.
В таком случае, усыпанная бриллиантами дорога бу дет служить тебе напоминанием о последней добродетели, что свойственна жизни, полной озарения. Воплощая этот принцип в повседневную жизнь, ты сделаешь свою жизнь настолько богаче, что я даже затрудняюсь выразить это словами. Ты станешь находить чудесные откровения в про стейших вещах, и каждый твой день будет наполнен не удержимой радостью, — и ты это заслужил. А выполняя данное мне обещание и раскрывая эти принципы жизни другим людям, ты тем самым поможешь им превратить свою жизнь из обыденной в чудесную. — А сколько времени мне потребуется, чтобы научить ся всему этому? — Понять сам принцип не составляет никакого тру да. Но чтобы научиться эффективно применять его в ре шающих ситуациях, потребуется несколько недель посто янной тренировки.

— Ну же. Не могу дождаться, когда ты расскажешь об этом. — Странно, что ты так говоришь, потому что седь мая, она же — последняя, добродетель полностью и не посредственно посвящена жизни. Мудрецы Сиваны по лагали, что к по‑настоящему радостной и результативной жизни приходят только посредством того, что они назва ли принципом «жить настоящим». Мудрецы знали, что прошлое — это вода, протекающая под мостом, а буду щее — далекое солнце на горизонте твоего воображения. Самое важное для человека — это его настоящее. На учись жить в настоящем и наслаждаться им в полной мере. — Я прекрасно понимаю, о чем ты говоришь, Джу лиан. Похоже, что большую часть дня я перебираю в уме прошедшие события, которые уже не властен изменить, или переживаю о том, что может случиться в будущем. Мое сознание вечно переполнено тысячью мелких мыс лей. Это так раздражает.
— Почему?
— Это изматывает меня! Наверное, мой ум просто не способен мыслить спокойно. И все же случалось и такое, что мои мысли были полностью поглощены возникшей передо мною задачей. Это происходило, когда отступать было уже некуда: требовалось срочно выдать заключение по делу и времени думать о чем‑то другом просто не оставалось. Такую же стопроцентную концентрацию я ощущал, когда играл с друзьями в футбол и мне страшно хотелось выиграть. Казалось, часы бежали как минуты и я весь был нацелен на одно. Все остальное — мои тревоги и беспокойства, банковские счета, адвокатские дела — шло не в счет. Подумать только: наверное, в эти моменты я и чувствовал себя по‑настоящему умиротворенным. — Напряжение всех сил для достижения какой‑либо значимой для тебя цели — и есть верная дорога к дости жению удовлетворения. Но тут надо помнить о самом глав ном: «счастье — это само путешествие, а не его конечный пункт». Живи ради сегодняшнего дня — другого такого же больше не будет, — закончил Джулиан и сложил вме сте свои гладкие ладони, словно вознося благодарность за то, что он допущен в круг посвященных в эту мудрость. — Дорога, усыпанная бриллиантами, из притчи Ра— мана обозначает этот принцип? — спросил я. — Да, — последовал короткий ответ. — Подобно борцу сумо, отправившемуся по усыпанной алмазами до роге и обретшему радость, ты можешь начать жить до стойной тебя жизнью с того самого момента, когда пой мешь, что дорога, по которой ты пошел, щедро усыпана алмазами и другими бесценными сокровищами. Прекра ти гоняться за большими удовольствиями жизни, когда ты не заметил находящиеся рядом малые. Успокойся и сделай паузу. Насладись красотой и благолепием всего того, что окружает тебя. Ты давно задолжал себе это.
Означает ли это, что мне следует прекратить стро ить грандиозные планы на будущее и необходимо сосре доточиться на настоящем? — Нет, — твердо ответил Джулиан. — Как я уже говорил, цели и мечты — это важнейшие элементы каж дой по‑настоящему состоявшейся жизни. Надежда на то, что произойдет с тобой в будущем, поднимает тебя утром с постели и вдохновляет в течение дня. Цели как бы вдыха ют энергию в твою жизнь. Мои слова сводятся к простой вещи — никогда не откладывай на потом счастье во имя достижения. Никогда не откладывай на другое время то, что существенно для твоего благополучия и удовлетворе ния. Полностью нужно проживать именно сегодняшний день, а не тот день, когда выиграешь в лотерею или вый дешь на пенсию. Никогда не откладывай «на потом» жизнь!
Джулиан поднялся и зашагал взад и вперед по гостиной. Он был похож на бывалого юриста, последними страстными аргументами завершающего свою убедительную речь: — И не пытайся лукавить перед собой, надеясь, что станешь более любящим и внимательным отцом, как толь ко фирма наймет еще нескольких юристов помоложе, что бы уменьшить нагрузку. Не обманывай себя, полагая, что сможешь заняться своим духовным развитием, совершен ствованием тела и души, как только на твоем банковском счете появится определенная сумма и ты позволишь себе роскошь иметь больше свободного времени. Наслаждаться плодами своих усилий нужно именно сегодня. Сегодня — тот день, когда нужно уловить мгновение и наслаждаться радостью возносящейся жизни. Сегодня — это день, когда ты должен жить своим воображением и пожинать свои мечты. И, пожалуйста, никогда не забывай о том даре, каким является твоя семья. — Джулиан, я не уверен, что хорошо понимаю тебя.
— Живи в детстве своих детей, — последовал про стой ответ. — Что? — пробормотал я, смущенный этим кажу щимся парадоксом. — На свете мало вещей важнее, чем стать частью дет ства твоих детей. Какой смысл взбираться по ступенькам успеха, если ты пропустил первые ступеньки жизни сво их собственных детей? Что за удовольствие иметь самый большой дом в округе, если ты не удосужился найти вре мя для создания очага? Ну и что, что тебя знают по всей стране как выдающегося юриста, если твои собственные дети не знают своего отца? — говорил Джулиан, его го лос теперь дрожал от волнения. — Я знаю, о чем говорю.
Последняя реплика привела меня в шок. Все, что я знал о Джулиане, сводилось к тому, что он был знаменитостью, окруженной богачами и красотками. О его любовных похождениях с фотомоделями ходили такие же легенды, как и о его адвокатских способностях. Что мог знать этот бывший плейбой‑миллионер об отцовстве? Откуда было ему знать, что мне стоило успевать угодить всем: быть примерным отцом и успешным юристом? Но интуитивное чувство Джулиана тронуло меня. — Я все‑таки кое‑что знаю о том, какое это благосло вение — дети, — тихо сказал он. — Но я всегда считал тебя самым закоренелым холо стяком этого города, покаты, как боксер, не выкинул свое полотенце на ринг в знак поражения и не оставил свою юридическую практику. — До того, как иллюзии бешеного стиля жизни за хлестнули меня, я был, как ты знаешь, в браке.
— Да.
Затем он сделал паузу, как ребенок, который на мгновение замолкает, собираясь открыть своему лучшему другу тщательно оберегаемую тайну: — Но ты не знаешь того, что у меня была еще и дочь. Она была самым милым, самым нежным существом, ко торое мне приходилось видеть в своей жизни. В то время я во многом походил на тебя, когда мы впервые познако мились: я был надменным, амбициозным, преисполнен ным честолюбивых надежд. У меня было все, что можно было пожелать. Мне говорили, что у меня прекрасное будущее, потрясающе красивая жена и чудная дочь. И вот, в один миг я лишился всего этого.
Впервые с тех пор, как мы снова встретились, радостное лицо Джулиана омрачилось. По его загорелой щеке скатилась слезинка и упала на бархат алой накидки. Я хранил молчание, глубоко тронутый признанием моего давнего друга. — Тебе не обязательно продолжать, Джулиан, — сказал я, положив ему руку на плечо в знак сочувствия. — Нет, я должен, Джон. Из всех, кого я знал в моей прошлой жизни, ты подавал самые большие надежды. Я уже говорил, что ты во многом напоминал мне меня самого, когда я был моложе. И сейчас впереди у тебя еще много возможностей. Но если ты будешь и дальше жить так, как сейчас, ты обречен на неудачу. Я вернулся сюда, чтобы по казать тебе, что в мире тебя ждет еще много пока неизведан ных тобой чудес и неиспытанных тобой наслаждений.
Тот пьяный водитель, из‑за которого солнечным ок тябрьским днем погибла моя дочь, забрал не только одну драгоценную жизнь — он забрал две. После смерти дочери моя жизнь сломалась. Я стал проводить каждую свободную минуту на работе, тщетно надеясь, что моя адвокатская ка рьера излечит боль моего разбитого сердца. Иногда я даже ночевал на диване своего кабинета, страшась возвращаться домой, где оставалось столько напоминаний о счастливом прошлом. И если моя карьера резко пошла вверх, то мой внутренний мир был в полном беспорядке. Моя жена, которая еще со студенческих лет была моим верным спутником по жизни, оставила меня. Здоровье мое пошло на убыль, ия начал скатываться в то бесславное существование, в котором ты меня застал, когда мы познакомились. Конечно, у меня было все, что можно было купить за деньги. Но за это я продал свою душу, да‑да, именно так, — взволнованным, прерывающимся голосом говорил Джулиан. — Так, значит, когда ты говоришь «живи детством своих детей», ты говоришь, фактически, что нужно не пропустить время, чтобы увидеть, как они растут и рас цветают. Так же? — Это случилось двадцать семь лет назад, когда я вез дочь на день рождения ее лучшей подруги. И сегод ня я бы отдал все, чтобы снова услышать смех своей дочери или поиграть с ней в прятки, как часто мы игра ли в нашем саду. Мне так хочется взять ее на руки и нежно погладить ее золотистые волосы. Она забрала с собой часть моего сердца. И несмотря на то что моя жизнь обрела новый смысл, с тех пор как в Сиване я нашел путь к озарению и научился управлять собой, не проходит и дня, чтоб я не вспомнил румяное личико моей милой малышки в немом кино моего сознания. У тебя такие замечательные дети, Джон. Не забывай разгля деть лес за деревьями. Лучший подарок, который ты можешь дать своим детям, — это твоя любовь. Узнай их заново. Покажи им, что они куда более важны для тебя, чем мимолетные радости твоей профессиональной карьеры. Очень скоро дети начнут создавать свою соб ственную жизнь, заведут семьи. Тогда будет уже слиш ком поздно, время будет упущено. ‑
Джулиан задел очень чувствительную струнку в моей душе. Наверное, я уже и раньше начал понимать, что мой образ жизни трудоголика медленно, но неуклонно расшатывал нашу семью. Это было похоже на тлеющие угольки, бесшумно разгорающиеся, накапливающие энергию перед тем, как проявить в полной мере свое разрушающее действие. Я знал, что нужен своим детям, пусть они и не говорили мне этого. Мне нужно было услышать это от Джулиана. Время уходило, а они так быстро подрастали. Я уже и не припомню, когда мы с сыном Энди в последний раз потихоньку выбирались из дома свежим субботним утром, чтобы целый день ловить рыбу в заветном месте, открытом еще моим отцом. Одно время мы выбирались туда каждые выходные. Сейчас мне кажется, что это происходило с кем‑то другим.
Чем больше я думал об этом, тем больнее это меня задевало. Разучивание фортепианных пьесок, домашние рождественские спектакли, детские спортивные соревнования — все это было принесено в жертву во имя моей профессиональной карьеры.
«Чем же я занимался?» — задавал я себе вопрос. Я и вправду катился вниз по скользкому склону, о котором говорил Джулиан. В этот момент я принял решение изменить свою жизнь.
— Счастье — это дорога, — продолжал свой рассказ Джулиан, его голос снова набирал силу и жар страсти. — Это также тот выбор, который ты делаешь. Ты можешь изумляться бриллиантам, которые встречаешь на своем пути, а можешь нестись, не замечая дней, в поисках того золотого ларца, который в конце концов окажется пустым. Наслаждайся теми открытиями, которые таит в себе каждый день, потому что сегодня, этот день — это все, что у тебя есть. — А можно научиться «жить в настоящем»? — Конечно же. Не имеет значения, в каких ты сейчас обстоятельствах, ты можешь научить себя радоваться бла гословенному дару жизни и заполнять свое существова ние драгоценными камнями повседневной жизни. — Не слишком ли это оптимистично? А что делать тому человеку, кто все потерял из‑за неудачной сделки, если он потерпел не только финансовое, но и духовное банкротство? — Размеры твоего банковского счета или дома никак не связаны с умением жить радуясь и удивляясь. Наш мир полон несчастных миллионеров. Думаешь, мудрецы, которых я встретил в Сиване, ломали себе головы над тем, как им обеспечить удачный портфель ценных бумаг или прикупить летний дом на юге Франции? — с озор ством спросил меня Джулиан. — Ладно. Я понимаю твое замечание.
Существует огромная разница между понятиями «де лать деньги» и «делать жизнь». Выделив хотя бы пять ми нут искусству благодарения, ты приблизишься к той полно те. Даже тот банкрот, которого ты привел в своем примере, может обнаружить массу вещей, за которые следует быть благодарным, несмотря на его отчаянное финансовое поло жение. Спроси его, здоров ли он все еще, любит ли его се мья, уважают ли его в обществе. Поспрашивай, доволен ли он, что остается гражданином своей страны, и остается ли все еще у него крыша над головой. Может, у него нет ниче го, кроме умения упорно работать и способности иметь сме лые мечты. Однако и это драгоценные сокровища, за кото рые следует быть благодарным. Каждому из нас есть за что быть благодарным. Даже пение птиц за окном ранним ут ром воспринимается мудрым человеком как подарок. По— мни, Джон, жизнь не всегда дает тебе то, что ты у нее просишь, но она всегда дает тебе то, в чем ты нуждаешься. — Так что, вознося ежедневную благодарность за все мои приобретения, материальные и духовные, я научусь жить настоящим моментом? — Да. Это очень эффективный способ вдохнуть боль ше жизни в твое повседневное существование. Когда ты наслаждаешься полнотой того, что есть «сейчас», ты раз жигаешь огонь жизни, которая поможет тебе «вырастить» свою судьбу.

— Вырастить судьбу? — Да. Я тебе уже говорил, что каждому из нас даны какие‑нибудь таланты. Каждый человек на земле — гений. — О, ты не знаешь некоторых моих коллег, — сост рил я.
Повторяю — каждый, — подчеркнул Джулиан. — Всем нам дано нечто, чтобы исполнить предназначенное. В тот момент, когда ты откроешь свою высшую цель и по святишь достижению ее все свои силы, твой гений воссия ет и счастье заполнит твою жизнь. Как только ты осозна ешь свою миссию — стать великим артистом или наставником для детей, — все твои желания исполнятся без каких‑то усилий с твоей стороны. Тебе даже не нужно будет добиваться. В сущности, чем больше будешь ста раться, чем дольше будешь идти к своей цели. Наоборот, просто иди по пути своей мечты в ожидании блаженства, которое обязательно к тебе придет. Это и приведет тебя к твоему высшему предназначению. Вот что я имел в виду под выражением «вырастить свою судьбу», — величествен но заметил Джулиан. — В детстве отец любил читать мне сказку, которая называлась «Питер и Волшебная Нить». Питер был очень бойким мальчиком. Все любили его: и в семье, и в школе. Но у него был один недостаток. — Какой же? — Он не умел жить настоящим. Он не умел радо ваться простому «процессу жизни». Сидя на уроках, он мечтал о том, чтобы поиграть на улице. Играя же на ули це, он мечтал о летних каникулах. Питер всегда жил в мечтах, не умея наслаждаться теми возможностями, ко торые приносил ему день. В одно прекрасное утро Питер гулял в лесу, недалеко от дома. Почувствовав усталость, он решил отдохнуть на лужайке и уснул. Скоро он услы шал, как кто‑то позвал его. «Питер! Питер!» — доно сился сверху резкий голос. Он медленно открыл глаза и с удивлением увидел стоящую над ним старушку. Ей было, наверное, больше ста лет. Ее белые как снег волосы рас сыпались ниже плеч. В своей сморщенной руке она дер жала маленький волшебный шарик. Из отверстия в сере дине шарика свисала длинная золотая нить. — Питер, — сказала она, — это нить твоей жизни. Если ты ее чуть потянешь, часы будут проходить за секун ды. Если потянешь немного сильнее, дни будут проходить за минуты. А если потянешь изо всей силы, месяцы — и даже годы — станут проноситься за считанные дни.
Питер очень обрадовался такому открытию. «Как бы и хотел иметь это!» — сказал он.
Старуха быстро наклонилась и протянула мальчику шарик с волшебной нитью.
На следующий день Питер сидел в классе и скучал, не в силах дождаться конца занятий. Вдруг он вспомнил о своей новой игрушке. Он потянул немного за ниточку‑и сразу оказался дома, в своем саду. Тут Питер понял силу волшебной нити и ему скоро надоело быть школьником. Ему захотелось превратиться в юношу и испытать все прелести и чувства этого возраста. Он снова вытащил шарик и сильно потянул золотую нить.
И вот он уже юноша. Рядом с ним его подруга — красавица Элиза. Но Питер опять недоволен. Он так и не научился радоваться настоящему и наслаждаться простыми чудесами каждого периода жизни. Он мечтает стать взрослым. И снова он дернул за нить — много лет пронеслось за одно мгновение. Теперь он превратился в человека средних лет. Элиза уже стала его женой, и дом его был полон детей. Но Питер заметил кое‑что еще. Его когда‑то черные волосы начали седеть. Его мать, когда‑то молодая и веселая, которую он так любил, постарела и ослабела. Но Питер не умел жить настоящим. Поэтому он снова потянул за волшебную нить в ожидании, что же произойдет дальше.
Теперь Питер превратился в девяностолетнего старика. Его когда‑то густые черные волосы побелели как снег, а его красавица‑жена Элиза тоже состарилась и уже несколько лет как умерла. Его чудные дети выросли, разъехались и стали жить своей собственной жизнью. Впервые в жизни Питер понял, что он так и не смог насладиться чудом самого процесса жизни. Он ни разу не был на рыбалке со своими детьми и ни разу не прошелся с Элизой при луне. Он так и не вырастил сада, и не прочел тех прекрасных книг, которые любила читать его мать. Вместо этого он пронесся сквозь жизнь, ни разу не остановившись, чтобы насладиться красотами по пути.
Питер очень опечалился, поняв это. Он решил пойти в лес, в котором гулял в детстве, чтобы все обдумать. Зайдя в лес, он увидел, что молодые деревца выросли в могучие дубы. Сам же лес превратился в райское буйство природы. Он лег на лужайке и глубоко уснул. Вскоре он услышал, как кто‑то зовет его. «Питер! Питер!» — звал резкий голос. Он посмотрел вверх в удивлении и увидел, что это была та самая старушка, которая много лет назад дала ему волшебный шарик с золотой нитью.
— Ну как, понравился тебе мой подарок? — спроси ла она.
Питер ответил очень прямо и откровенно:
— Сначала он мне очень понравился, но теперь я про сто ненавижу его. Вся моя жизнь прошла у меня перед глазами, не дав мне возможности порадоваться ею. Ко — нечно, в ней могли бы быть кроме прекрасных и печаль ные моменты, но я не познал ни те, ни другие. Внутри меня пустота. Дар жизни прошел мимо меня.
— Ты очень неблагодарен, — сказала старуха. — И все же я дам тебе право на последнее желание.
Питер задумался лишь на секунду и поспешно ответил: «Мне хотелось бы снова стать школьником и прожить свою жизнь заново». И он опять погрузился в глубокий сон.
Питер услышал, как кто‑то зовет его и открыл глаза. — Кто бы это мог быть теперь? — подумал он. Открыв же глаза, он в восхищении увидел, что возле кровати стоит его мать. Она была молода, здорова и лучезарно улыбалась. Питер понял, что незнакомая старушка, повстречавшаяся ему в лесу, действительно выполнила его желание и он вернулся к прежней жизни. — Поторопись, Питер. Ты слишком долго спишь. Если сию минуту не встанешь, то из‑за своих снов опоздаешь в школу, — уговаривала мать. Стоит ли говорить, что в это утро Питер выскочил из постели и стал жить так, как он хотел. С этого момента он вел жизнь, полную радостей, открытий и побед. Но все это началось с того момента, когда он перестал жертвовать настоящим во имя будущего. Замечательный рассказ, — тихо сказал я. — К сожалению, Джон, рассказ о Питере и волшеб ной нити — это всего лишь рассказ, сказка. В нашем же, реальном мире у нас не будет другой возможности, чтобы прожить жизнь полно. Сегодняшний день — это твой шанс пробудиться навстречу жизни, пока не поздно. Время на самом деле просачивается сквозь твои пальцы, как песок. Пусть же этот новый день будет определяющим моментом в твоей жизни, когда ты решишь сосредоточиться — раз и навсегда — на том, что для тебя действительно важно.
Пообещай себе проводить больше времени с теми, кто наполняет твою жизнь смыслом. Дорожи чудесными мгновениями, купайся в них. Делай то, что тебе всегда хотелось делать. Взберись на скалу, на которую ты мечтал взобраться, или научись играть на трубе. Танцуй в струях дождя или открой новое дело. Научись любить музыку, выучи еще один иностранный язык и снова зажги способность восхищаться, которой ты обладал в детстве. Не откладывай счастье ради достижений. Почему бы вместо этого просто не наслаждаться самой жизнью? Воспрянь духом и начни следовать велениям души. Это путь к Нирване. — Нирване?
Мудрецы Сиваны полагали, что конечным пунк том пути всех истинно озаренных душ является место, которое называется Нирвана. Собственно, это больше, чем место. Мудрецы были уверены, что Нирвана — это состояние, не сравнимое ни с чем. В Нирване все воз можно. Там нет страданий, а танец жизни исполняется с божественным совершенством. По мнению мудрецов, достигая Нирваны, человек может обрети Небеса, оста ваясь на земле. Это было их главной целью жизни, — заметил Джулиан, от его лица исходило умиротворение. — Мы все пришли в этот мир по какой‑то особой при чине, — заметил он голосом пророка. — Поразмышляй, в чем твое призвание и как ты можешь послужить другим. Перестань быть пленником земного тяготения. Сегодня, в этот день, зажги искру своей жизни, и пусть она разгора ется все ярче. Начни применять те принципы и приемы, о которыхя тебе рассказал. Стань всем, чем ты можешь стать. Придет то время, когда ты тоже сможешь вкусить плоды места, которое называется Нирвана. — Как я узнаю, что достиг этого состояния озарения? — Ты увидишь некоторые признаки, указывающие на то, что ты входишь в это состояние. Ты начнешь замечать святость во всем, что тебя окружает: в божественности света луны, в яркой голубизне неба в жаркий летний день, в бла гоухании цветка или в смехе резвящегося малыша. — Джулиан, я обещаю тебе, что время, проведенное со мной, не потрачено зря. Я посвящу свою жизнь испол нению мудрости учителей Сиваны. Я говорю от всего сер дца. Даю тебе слово, — искренне сказал я, чувствуя, как меня переполняют эмоции. — Распространяй богатство знаний мудрецов среди своего окружения. Эти знания вскоре помогут людям сде лать их жизнь лучше, так же как и ты сделаешь лучше свою. И помни: наслаждаться нужно самим путешестви ем. Сама дорога так же прекрасна, как и ее конец.
Я не прерывал Джулиана. — Йог Раман был великолепным рассказчиком, но из всех историй, которые он мне рассказал, одна была особенной. Могу я рассказать ее? — Конечно же.
— Давным‑давно, в древней Индии, один магараджа решил возвести величественный памятник в честь своей жены — в знак своей глубокой любви и привязанности. Он мечтал о строении, которого еще не видел свет, о строении, которое озарит ночное небо и которым люди будут восхищаться на протяжении столетий. И каждый день его рабочие трудились в лучах палящего солнца, и с каждым днем, камень за камнем, это творение принимало все более отчетливые очертания, становилось все больше похожим на величественный монумент, на маяк любви в лазурном небе Индии. Наконец, после двадцати двух лет ежедневного, упорного труда, дворец из чистого мрамора был готов. Догадываешься, о чем я говорю? — Не имею ни малейшего понятия. — О Тадж‑Махале. О восьмом чуде света, — ответил Джулиан. — Суть моей истории проста. Каждый на этой планете — это одно из чудес света. Каждый из нас в опре деленном смысле герой: у каждого из нас есть возмож ность сделать нечто необыкновенное, быть счастливым и реализовать свой потенциал. Все, что для этого требует ся, — маленькие шажки по направлению к нашей мечте. Подобно Тадж‑Махалу, полная чудес жизнь создается день заднем, камень за камнем. Маленькие победы ведут к боль шим достижениям. Крошечные, ничтожные изменения в лучшую сторону, вроде тех, о которых я тебе рассказывал, приведут к положительным привычкам. Положительные привычки приведут к результатам. И эти результаты бу дут вдохновлять тебя на еще большую работу над самим собой. Начни проживать каждый день как свой последний день. Начинай прямо сегодня, больше познавай, больше радуйся и делай то, что ты действительно любишь делать. Да не отвергнет тебя твоя судьба. Так как все, что позади тебя, и все, что впереди тебя, значит не так много по срав нению с тем, что внутри тебя.

Не говоря больше ни слова, этот превратившийся в озаренного монаха бывший адвокат‑миллионер по имени Джулиан Мэнтл встал, обнял меня как родного брата, которого у него никогда не было, и вышел из моей гостиной в духоту еще одного жаркого летнего дня. Сидя в одиночестве и собираясь с мыслями, я заметил, что единственное свидетельство необычного визита ко мне посланца мудрецов оставалось передо мной на журнальном столике. Это была его пустая чашка.

Глава 13

Схема Событий
МУДРОСТЬ ДЖУЛИАНА В ДВУХ СЛОВАХ
Принимай настоящее
Жить «сейчас». Наслаждаться даром настоящего
Никогда не приноситьсчастьевжертвудостижению
Наслаждаться дорогой и проживать каждый день как последний
Жить детством своих детей
Возносить благодарение
Взращивать свою судьбу

Мы все пришли в этот мир по какой‑то особой причине. Перестань быть пленником твоегопрошлого.Стань архитектором своего будущего.

Комментариев нет:

Отправить комментарий